Человек, который знает медведей в лицо

, Личность

Научный сотрудник костомукшского заповедника Юрий Красовский внешне похож на деда Мазая – большой, добрый человек с бородой.

– Ой, подождите, я сейчас, белку сфотографирую – и к вам.

Сам себя он скоромно называет охотоведом и говорит, что вся его работа – это просто наблюдать за природой. Но в заповеднике его называют кладом, или еще универсальной единицей. Он и следопыт, знает территории, он и ученый, охотовед, водитель, кинооператор, и много кто еще.

– А это сможешь? А это? А завтра?– наседают коллеги.

– Смогу,– скромно отвечает Юрий.

 

– У нас сегодня фенологические наблюдения. Фенология – наука о природе, о событиях, которые происходят в природе. Весной птицы прилетели, травка зазеленела: все это нужно описывать.

 

– Но это и так очевидно для обывателя.

– А вы спросите обывателя, какая весна была два года назад. Он же не вспомнит. Ученые записывают в журналы, таблички, потом это формируется в летопись природы. Это самый главный документ заповедника. Вообще оправдание существования заповедника – календарь природы, который потом вкладывается в летопись природы.

 

– Календарь природы может же и школьник вести.

– Может. Нам как раз школьники и помогают. Они работают на уроках, потом собираются отдельными группами, приходят сюда, и мы проводим занятия с птичками, с животными. У нас есть программа по всероссийскому учету птиц. И вот мы идем, и всех птиц, которых заметили, учитываем – маленьких, всех-всех. В России все школьники это делают.

заповедник Красовский (2)

 

Разговор естественным образом выходит на весну этого года. Для всех она была аномальной, и только для Юрия Красовского – нормальной. А все потому, что наблюдает он за природой скорее не как человек, а как часть этой самой природы.

 

– Для природы это не проблема, это для человека проблема. Нельзя сказать, будто что-то такое происходит неординарное, регулярно бывают такие аномалии. Катастрофы не произошло, все это было и будет.

 

Юрий рассказал, что несмотря на холод, медведи в лесу проснулись довольно рано, еще в середине апреля. А потом погода испортилась, снова пришла зима. Однако не будет же медведь обратно в берлогу возвращаться. Он прилег поспать, но уже в другом укромном местечке, защищенном от ветра.

 

– Есть даже на камере запись (Юрий занимается всеми видеоловушками в заповеднике), медведь пришел, лег и через сутки только зашевелился, камера сработала. Еды нет, но они есть не хотят. Кстати, это вопреки общепризнанному мнению, что медведи просыпаются голодными. Но у нас на камерах видно уже много лет, что медведи встают упитанные, толстенькие, пухленькие. Для медвежьей жизни у них здесь очень хорошие условия. И он может не питаться до появления хорошей травы.

заповедник Красовский (6)

 

То, что медведь – животное кровожадное – миф. Юрий рассказал, что основной «нажировочный» корм для медведя – черника. Но он, как любой хищник, конечно не против полакомиться и чем-то посущественней.

 

– В этом году я упорно следил, куда двигаются медведи. И вот за четыре дня вдоль Каменного ушло четыре медведя. Они у нас зимовали, поднялись и через озеро пошли в Финляндию.

– Зачем?

– Там кормовая база лучше. Они только глаза протерли – и туда.

– То есть и медведям там лучше живется?

– Нет, нет, просто это их общая территория. А так как они знают, что там еда, то и идут. Финны выложили за раз 350 кг свинины и 300 кг рыбы. Огромные объемы.

– Выложили? Зачем?

– Для приманки, для того, чтобы фотографировать животных. Всего этих фирм, которые занимаются организацией фотосафари, около тридцати. Но внутри Финляндии мало медведей, это наши медведи. И как только у нас трава поднимается, они большей частью возвращаются. Здесь от места зимовки до прикорма финнов по птичьему полету всего 9 км, для медведей это… ну как для нас по городу прогуляться.

 

заповедник Красовский (4)Оказывается, так же, как и у зверей, на этих территориях происходит миграция и ученых.

 

– Сейчас финны приедут, древоточиц изучать. Старовозрастные леса еще остались в костомукшском заповеднике, энтомологи во всем мире от них тащатся просто.

Кстати, приезжали финны работать в парк ( Калевальский нац. Парк – прим.) и нашли деревья возрастом 520-530 лет! Я первый раз об этом слышу. Сосна 500 лет – это вообще! Не засыхающая, живая! А сейчас приедут финские энтомологи, будут ловить насекомых. Им интересно у нас, потому что у нас есть то, чего у них нет. Они, кстати, всей информацией делятся.

 

 

Вообще, рассказал Юрий, исследования финских энтомологов – это часть, мизер, эпизод всей той огромной работы, которая проводится в заповеднике учеными. А Калевальский парк – это, оказывается, даже для специалистов – белое пятно. В этом году в парке планируют начать большую программу по жемчужнице. Это двустворчатый моллюск, который образовывает жемчуг. Раньше его в наших реках было в достатке, а теперь жемчужница занесена в Красную книгу. Жемчужница и лососевые породы рыб связаны между собой. На реке Каменной обнаружено два места, где они все-таки еще есть. Программа планирует изучение и, возможно, восстановление моллюсков и лосося.

 

– В каждой реке свое стадо есть. Вид один и тот же. Где выводятся – туда и приходят. А в костомукшском заповеднике считается, что лосось каменноозерский отличается от всех прочих.

– Чем?

– Он отличается более быстрым ростом и размером, он больше чем остальные. Это та же семга морская, только она осталась перед ледником в закрытом озере, не ушла никуда и приспособилась. Нерестится в ручьях, которые входят в озеро Каменное, и живет в нем. Свое стадо есть в Каменном, в Нюке, в Куйто, но они между собой даже не могут общаться.

 

 – Их можно сравнить с национальностями, народностями? Если языка не знаешь другого, то и общаться не сможешь?

– Да-да. Национальность озера Каменного.

 

Среди прочих обязанностей Юрия – обеспечение жизнедеятельности ученых и туристов в заповеднике (экологический туризм – одно из направлений деятельности заповедника– прим.) Люди живут в лесу неделями и месяцами. Нужно обеспечить их жильем, едой, теплом и т.д. Кроме этого, Юрий должен обходить определенные маршруты не менее одного раза в неделю. Вести наблюдения, ставить и проверять фотоловушки.

заповедник Красовский (5)

 

– Вот мы в прошлом году нашли медвежьи тропы. Я что-то там делал у машины, а Ирина (научный сотрудник заповедника – ред.) говорит: «Ой какой-то тут зверек черненький, я в кустах не заметила, кто это». Мы подошли к фотоловушке, посмотрели – там медведица с тремя медвежатами. То есть мимо неё пробежал медвежонок. Когда мы это сообразили, мне аж не по себе стало.

 

– А я думала, вы не боитесь медведей?

– Что значит «не боитесь»! Это огромное животное покусать может. Может надавать так, что… но были случаи всякие. Я как-то на берлогу наехал, у меня тогда молодая собака была. Медведица между нами выскочила, слышу шорох, поворачиваюсь, вылезает медведь беззвучно, пестун такой, с закрытыми глазами, и потом сзади медведица появилась… Я когда это понял, у меня аж шапка на голове зашевелилась. Она оттолкнулась, меня сбила. Я стою – лыжи враскоряку. Она в метрах пятнадцати стоит, смотрит и что-то ворчит. Я ей: все, иди-иди. Я тебя не трогаю.

 

– Договорились?

– Ну, вот она не тронула. А просто она выскочила, ей ни влево, ни вправо, бедро мне задела. Так вот, шапка может зашевелиться, но голову-то не надо терять. У меня знакомый рассказывал, как отмахивался авоськой от медведицы с медвежонком. Я ему верю. Она медвежат оставила и пришла к нему на разборки, и как собака кидалась. Он орал, кричал, авоськой отбивался. А если бы побежал, она бы его покусала очень сильно.

 

– Вы так много про медведя рассказываете, самое интересное для вас животное?

– Они все интересные. Просто на камеру медведи чаще всех попадаются, и самые фотогеничные. Артистичные. Все разные, лица разные, как люди.
 

 
– Вы знаете каких-то в лицо?

– Да– да. Они, как и люди, один к одному. Надо просто не забывать, что это хищник, лося убивают за раз. Мощь неимоверная. Может 300 кг весить.

У нас Сибирь славится тем, что медведь там убивает людей. А ученые объясняют это тем, что европейский медведь долгое время находился под гнетом человека, на него охотились и он знает, что человек – это угроза, у него это на генетическом уровне. А сибирские многие поколения могли просто не видеть человека, и у них нет страха перед ним.

 

– Напоминает историю с крепостным правом. Те крестьяне, которые знали, что такое крепостное право – у них это на подкорке, а те, кто не знал, свободу ценят превыше всего.

– Да, так, примерно все так. А теперь у нас обратный процесс. Везде люди, мусор, туризм, и процесс пошел в обратную сторону. То есть медведь, выйдя на человеческий след, воспринимает его не как угрозу, а возможное наличие еды. Вышел на след, можно пройтись – раз тут остатки еды.

 

– Но вы же сами в заповеднике занимаетесь тем, что развиваете туризм?

– Нет, в заповеднике это по-другому. Вот здесь как раз эту грань важно не переступать. Важно понимать, что где-то что-то можно делать с крупными хищниками, а где-то нет. В Йеллоустонском парке, где восторгались медведями, они начали постепенно наглеть, пользоваться, считать что мусорные баки – это их собственность, переворачивать их, защищать. А силушка-то несоразмерная. Вот и доигрались до смертельного случая.

заповедник Красовский (3)

 

– А как это будет в костомукшском заповеднике?

– Даже запаха не должно быть еды. Специальные баки, регулярная уборка мусора, вплоть до крайних мер. Если появляются медведи, которые теряют страх перед человеком, то есть начинают подходить к костру, разбрасывать вещи, то… Раз человек залез в это дело, должен регулировать до конца. У нас же пытались отлавливать в ловушки, отвозить за сотни километров, даже у меня такой опыт есть: отловили, увезли за 350 км, через три дня он уже здесь, у него компас еще лучше, чем у собаки. Его невозможно увезти, он все равно вернется. Поэтому за все, что человек не делает, ответственен он сам. Я всегда эту мысль продвигаю. Вот мы сейчас делаем подкормочную площадку. Если мы что-то не так сделаем, что-то не так пойдет, мы и будем виноваты. Не медведь. Потому что пока мы туда не залезли, у нас конфликтов не было. Надо всегда об этом помнить, знать и в любое время остановиться. А если что-то случится – у людей сразу медведь будет виноват, все медведи в округе.

 

Возникает ощущение, что Юрий так переживает за медведей именно потому, что понимает их. А еще он признается, что в лесу чувствует себя спокойней, чем в городе. Считает, что с работой ему повезло, раньше он всем этим просто так, для души занимался, а теперь и по работе.

– Охотой ведать – значит знать животных, управлять процессами, которые есть в природе. Охотничье хозяйство – это как сельское. Посадил, вырастил урожай, собрал. Если охотовед все правильно делает, он тоже соберет богатый урожай зверей, птиц. А если кто в этой профессии и писать умеет – то вообще великие люди получаются.

Фото и видео предоставлены заповедником «Костомукшский»

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*