От актера до брутального бородача

, Личность

«Я не научился понимать женщин, но однозначно стал терпимее», – философски произнес Николай Пацукевич. Друг молодежи, актер, режиссер и талантливый барбер рассказал о том, как начинал свой путь от актера Национального театра до брутального бородача.

 

 

«Я не очень хотел, чтобы мной руководили, поэтому решил пойти туда, где сам смогу руководить».

С самого детства Коля был активным ребенком. Ни один праздник в школе не проходил мимо него.

После школы Николай, поступивший в труппу Национального театра при колледже культуры, решил выбрать немного другой путь. Его выбор пал на курсы режиссера-постановщика.

В колледже Коля встретил свою будущую жену.

 

«Мы познакомились с Катей через кровать...»

А точнее, подруга Николая попросила его помочь перенести кровать из одной комнаты в другую. Соседкой его подруги оказалась Катерина. Сразу заприметив девушку, Коля решил, что она обязательно станет его женой.

Позже Николаю позвонили из администрации Костомукши. Зная о лидерских качествах Коли и его активной жизненной позиции, ему предложили должность специалиста по работе с молодежью.

Не раздумывая, потратив на сборы две недели, Коля и Катя переехали в Костомукшу.

 

Коля и Катя

Коля и Катя

 

«В клубе АМГ есть только одно правило: никто никому ничего не должен».

Решив, что чем больше подрастающее поколение занято, тем у ребят останется меньше сил и времени на всякие глупости, Коля стал основателем клуба АМГ (активная молодежь города).

В то время набирали популярность уличные танцевальные акции, которые в нашем городе привязали к понятию «флешмоб». Танцевальное мероприятие, которое приносит массу удовольствия, сплачивает и развивает способности.

Таким образом, в Костомукше прошли масштабные «флешмобы» памяти Майкла Джексона, «Маленький город с большим сердцем». А также акции «Бросай курить – вставай на лыжи», «Бумажные цветы женщинам города».

В то время, кстати, я и сама посещала клуб АМГ и помню почти все акции: это всегда было весело. Но молодежь тогда привлекало еще и то, что Николай не относился к нам, как к детям: общался со всеми наравне, умел выслушать и никогда не говорил фраз «вот доживешь до моих лет…» В тринадцать лет подростки ищут не наставника, а друга. С этой обязанностью Коля справлялся как никто.

 

клуб АМГ

клуб АМГ

 

 

«Был и управляющим, и чаеразносящим, и мусоровыкидывающим, и мебельделающим…»

Позже Коля покинул стены администрации. Тогда и родилась мысль о собственном бизнесе.

Катерина в то время уже зарекомендовала себя в ногтевом сервисе. Выиграв грант на развитие собственного бизнеса, открыла школу-студию «Vintage». На тот момент Коля выполнял там все функции, разве что маникюром не занимался. Сам сделал в студии ремонт, вел запись клиентов, следил за порядком и всячески помогал Кате.

Благодаря решительному настрою ребят, за пару лет они сменили помещение в 36 квадратных метров, на 120 «квадратов». Наладив работу салона, Коля заскучал: активная натура рвалась наружу.

 

Пацукевич

 

 

«Опасная бритва меня буквально завораживала».

За время работы в женском салоне Николай пришел к выводу, что городу не хватает чего-то сугубо мужского. Женщины в салонах проводят по два-три часа: пьют чай, болтают на «девичьи» темы, да и вообще отлично проводят время. А мужчинам что? 15-20 минут в парикмахерской – и свободен. Несправедливо.

Так и родилась идея сугубо мужского царства: барбер-шопа «Эй, Бро!».

За знаниями Коля поехал к отцам-основателям барберского движения в России – академию «Chop-Chop».

Перед поездкой на обучение, отец Николая напомнил ему о случае из детства.

 

– Мне было двенадцать лет. Отец привел на стрижку в какую-то парикмахерскую. В зале было еще пара посетителей – мужчин. А стригли в то время почти только женщины. Ну, в общем, минут 20-30, пока меня стригли я, как и другие бедолаги-клиенты, слушал все самые свежие сплетни от мастеров. Было ужасно некомфортно, я не мог дождаться, когда уже это все закончится. Так вот я вышел из парикмахерской, подошел к отцу и спросил: «Пап, а можно чтобы мужиков стригли только мужики?» Это, видимо, были пророческие слова. Так и получилось: я – мужик, стригу только мужиков.

В работе стараюсь увидеть по клиенту: настроен он на разговор или нет, хочет сначала немного посидеть и пообщаться за чашечкой кофе или пока стесняется, и ему нужно сделать телевизор погромче. В общем, немножко психолог, немножко бармен, и, конечно, барбер.

 

 

Барбер-шоп "Эй, Бро!"

Барбер-шоп "Эй, Бро!

"

 

 – Скучаешь по работе с молодежью?

– Определенно да! Жалко, что не хватает времени на все эти мероприятия и общение с ребятами. Я всегда был уверен, что нужно привлекать молодежь лет тринадцати: они еще только формируют свое мировоззрение, и за этим интересно наблюдать. К тому же, если ты лидер и друг для них, то можно еще и аккуратно влиять на них, если идут не в ту сторону. Я думаю, что если возложить на них большую ответственность, то сразу придет осознание, что их жизнь в их руках. Будь это субботники, танцевальные флешмобы, волонтерство – если не мы, то кто?

Приятно видеть, что многие ребята, кто ходил ко мне в АМГ, поняли это, и теперь у них активная жизненная позиция.

 

– Ну и самый главный вопрос, Коля. С учетом того, что рядом сидит твоя жена, его можно считать провокационным: тяжело ли работать в женском коллективе?

(смеётся)

– Конечно, тяжело, но ко всему можно привыкнуть. Обстоятельства не помогли мне лучше понять женщин, но я однозначно стал терпимее. Хотя я и легко нахожу со всеми общий язык, все равно очень рад, что у меня есть теперь свой мужской уголок, куда я могу сбежать.

 

Фото: Александр Чеботаев

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*