Благие намерения, или Кому помешал пруд?

, Незадача

В конце Вербного переулка в районе инкодовской индивидуальной жилой застройки несколько лет назад появился пруд. Не просто лужа или яма с водой – настоящий пруд. Место было болотистым, поскольку из земли бьет ключ. Жители района прикинули, что к чему, произвели выемку торфа, и пруд наполнился чистейшей* родниковой водой. Водоемчик даже удалось зарыбить. Зимой здесь получался собственный небольшой каток и даже место, где пацаны понемногу осваивали азы подледного лова, летом – место для прогулок и купания, летней рыбалки, и просто собственное маленькое водохранилище для хозяйственных нужд.

В субботу, 8 июля, пруд ликвидировали. Отвели, как могли, воду и засыпали.

Обвинять тех, кто закапывал эту красоту, язык не повернется. Земля эта (не вся, но почти) пока еще находится в аренде у ООО «Инкод». Арендатор вскоре передаст землю обратно муниципалитету, но изначально никаких возражений по поводу пруда у «Инкода» не было. К тому же житель района Валерий Богданов, немало сделавший для сооружения искусственного водоема, сам работник этого предприятия. Закопать пруд пришлось по велению администрации.

Тезисы власти – пруд вне закона, он нигде не числится, небезопасен, а потому его тут быть не должно.

Выяснилось, что и администрации не было особого дела до водоема. Но появилось заявление на имя губернатора, в котором автор указал на потенциальную небезопасность этого объекта. Автор – житель того же микрорайона. Из правительства республики заявление спустили «вниз»: разберитесь!

Администрация начала разбираться. Что за пруд, откуда, зачем? Кое-что выяснили и даже предприняли попытку узаконить объект. Сначала арендатору предложили оградить пруд и установить знаки. Интересно, кому сдался водоем, обнесенный забором? А в мае Валерию Богданову пришло письмо за подписью Сергея Новгородова.

Администрация предлагала провести корректировку проекта планировки и плана межевания, пройти публичные слушания, и в случае получения всех согласований оформить разрешительную документацию на… строительство пруда. Делать все это по идее должен был арендатор – «Инкод». Тот самый арендатор, который вскоре намерен передать землю обратно муниципалитету.

 

Но пруд-то уже есть. Не на бумаге, не в проекте. Настоящий, с красивым берегом, рыбой, чистейшей водой. Правда, не совсем законный. И опасность, про которую писал заявитель, потенциально существует! Земля вскоре вернется муниципалитету, и случись что – ответ держать чиновникам.

Вердикт: «в связи с многочисленными обращениями  граждан» пруд предписано ликвидировать.

Про многочисленные обращения выглядит натяжкой. Насколько можно судить из имеющихся в распоряжении редакции документов, ряды противников пруда, скорее всего, состоят из одного автора заявления или очень немногочисленны. Зато есть коллективное обращение в защиту водоема, под ним – 30 подписей.

Не помогло. В субботу пруд начали засыпать, в понедельник закончили. Рыба выбрасывалась из воды, не понимая, за что с ней так. Теперь здесь черное торфяное болото, и оно таковым останется, поскольку подземные ключи никуда не делись; разве что чуть подзарастет со временем осокой. Потенциальная опасность от болота – ничуть не меньше, чем от пруда, если не больше. И вонь от торфа такая, что жителям близлежащих домов впору надевать противогазы.

 

Почему так получилось? Арендатору приказала администрация. Администрация не могла росчерком пера согласовать уже существующий, но формально незаконный водный объект. Закрыть глаза тоже нельзя – имеется официальное обращение. А в обращении этом упор на безопасность. После прошлогодней сямозерской трагедии все, что связано с водоемами, в республике на особом контроле.

На мой взгляд, тема безопасности в данном случае – не более чем спекуляция, шантаж. Давайте огородим по периметру озеро Контокки – опасно! Запретим ездить по городу машинам – очень опасно!! Дома будем строить только одноэтажные: подростки любят по крышам лазать – очень-очень опасно!!! Бред? Конечно. Но вполне созвучный требованию из соображений мер безопасности засыпать этот злополучный пруд.

Говорят, что главный противник пруда теперь начал жаловаться на неприятный запах от болота… История получилась не только с неприятным осадком, но еще и с душком.

*На это имеется заключение лаборатории Центра гигиены и эпидемиологии

Фото Алены Селезневой

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*