«Я вообще не думала, что полезу, думала, рядом постою…»

Этот материал следовало бы разметить не в рубрике клуба альпинистов и скалолазов «Каис», а отнести в раздел «Перемени судьбу». Наша героиня Наталья еще полгода назад не то что не мечтала подняться в горы, но и о скалолазании толком ничего не знала. Недавно она вернулась из альплагеря Безенги, что находится в Малых Гималаях. «Я предупреждала Юлю (Юлия Кошкина, лидер группы «Каис», альпинист, тренер – ред.), что буду говорить не самые приятные вещи», – делится Наталья. При этом она все время мечтательно смотрит куда-то вдаль, за окно, и лицо её светится каким-то нездешним светом, как будто знает, видела, помнит и чувствует что-то такое, что нам, обычным земным пешеходам, и не ведомо вовсе.

 

Я думала, что приеду, буду просто молчать, чтобы не забыть ничего, да и вообще как это можно словами передать.

 

Полгода назад, рассказывает Наталья, она увидела объявление о наборе в группу «Фитнес-скалолазание», много красивых фотографий, полезной информации, обещание вывезти на Кавказ. Походы в лес она всегда любила, а вот в горах не бывала. И решила сходить попробовать, к тому же там было сказано, что пол, вес, возраст, физическая подготовка не важны.

 

– Не обманули ни в одном слове, – говорит Наталья, – все так и было.

 

– Что такое фитнес-скалолазание?

– Ой, это замечательно! Там каждый может найти что-то свое. Это такие тренировки не в напряг. Не надо кросс бегать, тебя никто не гоняет, как в залах. Обычная разминка для суставов, и пошел пробовать себя на стене. Кто помоложе, тот залезает повыше, побыстрее, ты пробуешь, оп, получилось, и пошел дальше. Два часа пролетают незаметно.

Я пошла из интереса. Мы пришли с подругой моего возраста, обе комплекции не очень спортивной. Мы думали, что же Юля будет с нами делать? Занимались как все.

 

 

– Группа большая?

– Начинало 10-15 человек. Потом, грустно, но осталось 2-3. Просто люди все занятые. У всех другой ритм, хотя все хотели ходить.

 

– И в результате до гор сколько дошли?

– Я одна.

 

Перед поездкой на Кавказ Наталья побывала на международном скальном фестивале ROCKировка. Ежегодно в мае этот фестиваль собирает под Питером на озере Ястребином до тысячи участников из разных городов России.

 

– Огромная местность, скалы разной сложности. И тренеры подсказывают, вот это можно попробовать, а это пока нет. Я с большим удовольствием попробовала себя там на драйтуллинге. С большими ледовыми инструментами, в каске – и пошел. Замечательно.

 

– А не было ощущения, что здесь собрались профессионалы, куда тебе до них?

– Да, профессионалов было много, но у меня вдруг появился здоровый пофигизм. Это с возрастом: пусть думают, что хотят, а я попробую. Азарт какой-то.

А еще много слушаешь, ходишь, удивляешься, любуешься. Сама атмосфера в таких местах всегда особенная. Ну, вот когда заикнулись про Кавказ, я Юле сказала, вот вы меня посмотрели на фестивале, как я справлялась и с холодом, и с трудностями, что думаете? Но я тогда плохо представляла, что меня ждет.

 

Профессионалов было много, но у меня вдруг появился здоровый пофигизм. Но я тогда плохо представляла, что меня ждет.

 

После того, как решение было принято, началась подготовка. Тренировок стало больше, чем один раз в неделю, добавились бег и витамины. Поиски снаряжения.

 

– Когда Юля выложила список снаряжения, у меня волосы зашевелились. У меня ничего нет! А покупать – это как в отпуск съездить. Но потом мы разобрались, что-то насобиралось у друзей, что-то нашлось в клубе, а то, чего не хватало, как оказалось, можно было взять в пункте проката в самом лагере в Безенгах по очень демократичной цене. Там я взяла кошки, ледоруб, плащ от непогоды и теплую куртку. Кстати, мне очень понравилась вся организация поездки, как Юлечка все распланировала, насколько все доступно, никаких рамок, она предусмотрела интересы каждого. Бюджет был подробно расписан, и каждый мог выбрать для себя наиболее приемлемый вариант. Мне понравилось, что они ездят семьями, я подумала, раз дети справятся, значит и я смогу.

 

Из Костомукши на Кавказ выехала группа в составе 15 человек, в том числе и дети. Самой младшей – Дашеньке, дочке Юли Кошкиной – исполнилось 4 года. Приехали в лагерь Безенги на высоте 2200м. Акклиматизация заняла чуть больше, чем запланировали.

 

– Я когда приехала, давай наблюдать, все замечать, чтобы ничего не упустить, местных рассматривать, горы. А там каждый день столько всего нового! Я привыкала довольно долго, что можно не бояться этих гор, лавин. И поняла, что они не страшные, они далеко. Вот я смотрю, идет наша группа по леднику на ледовое занятие, они как мурашечки, и мне кажется, что вот как раз на этих мурашечек катится лавина с соседнего склона! Куда бежать что делать, как предупредить? А она шла-шла и сошла на нет. А они все это знают, потом и я привыкла.

 

Я привыкала довольно долго, что можно не бояться этих гор, лавин. И поняла, что они не страшные, они далеко

 

В самом альплагере, рассказала Наташа, обслуживающий персонал живет семьями. Кто кухней заведует, кто складами со снаряжением, спасатели. Есть свой детский сад, где можно оставить под присмотром детей, пока взрослые ходят в горы или тренируются. Наталья тоже оставляла сына. Тот сначала противился тому, что летом почему-то нужно идти в детский сад, а потом ему так понравилось, что трудно было забирать. Группа каждый день ходила на тренировки, отрабатывала навыки, которые пригодятся при восхождении. Потом сделали пробный выход в высокогорную зону. Наталья спросила Юлю, а чем настоящий отличается от пробного? «Все то же самое, только в настоящий выход мы идем с рюкзаком и на несколько дней», – ответила та.

Оказалось, что я боюсь высоты. Даже не высоты, а вот когда ты понимаешь, что ты идешь по узенькой тропинке на моренном гребне, а под этой грудой камней нет земли. У меня мозг как-то не работал

 

– Из альплагеря мы вышли в одиннадцать, нужно было дойти до темноты и разбить палаточный лагерь. До лагеря шли 6 часов, а когда пришли, там стоял указатель «2-3 часа», а мы шли 6 часов. Но я думаю, что это из-за меня. Мне было очень страшно. Шли по новому маршруту, Юля там сама еще не ходила, но она посмотрела и решила, что нам по силам. Но оказалось, что я боюсь высоты. Даже не высоты, а вот когда ты понимаешь, что ты идешь по узенькой тропинке на моренном гребне, а под этой грудой камней нет земли. У меня мозг как-то не работал. Предлагали забрать рюкзак, но не в нем было дело, хотя когда взяли – стало легче, потому что двумя руками можно было придерживаться за большие камни. Это было для меня испытание, но, думаю, я справилась. Я Юлю тогда спросила: «У меня другого выбора нет?» «Конечно, нет». Она знала, что это по силам.

 

– Раньше боязнь высоты была?

– Тут не столько страх высоты, тут страх небезопасности. Если, например, край высотки огорожен, я подойду, а если нет – не подойду. Но были моменты, когда… Мы ждали группу с восхождения. Я и еще пара участников нашей команды поднимались только до палаточного лагеря на высоте 2900 метров, а оттуда наша команда потом ушла на восхождение. Так вот, когда на спуске появилась часть нашей группы – только девчонки, а Юли с ребятами долго не было, в течение 30-40 минут, а может быть, час, это ожидание было для меня было страшнее страха высоты.

 

Возвращение домой зато какое было – спуск в тумане! Туда шли, дышать не можешь, говорить не можешь, но все равно по реплике кто-то кидает, и уже веселее. Я иду, только захрипела, вижу Юлины ноги впереди, ага, помедленнее пошли, дыхание выровнялось, полегче стало. Она все знает, как правильно, спасибо ей огромное, другая бы сказала, не осложняй нам выход, сиди на попе. А она нет. У Юли есть желание сделать альпинизм доступным для многих. Некоторые думают, что это невозможно, что это такое далекое. Но вот у нас девочки такие делали успехи без специальной подготовки, что мне до них далеко. При нормальной организации, не ради денег и чтобы по-быстрому, все возможно.

У Юли есть желание сделать альпинизм доступным для многих. Некоторые думают, что это невозможно, что это такое далекое.

 

Горы опасны для тех, кто пренебрегает своей безопасностью. Если сказано 10 узелков завязать, то надо не девять, а именно десять.

Я не говорю, что раз вступили в альпинизм, то должны и свое мышление поменять. Есть те, кто живет только горами. Но не обязательно так. Можно попробовать. Кто-то ныряет, кто-то в горы поднимается. Юля помогает людям открыть возможность своего организма, чтобы народ не застаивался. Пока жизнь идет, надо много чего попробовать.

 

– То есть снова пойдете?

– Я еще это восхождение переживаю. Успокоюсь и, наверное, все-таки поеду.

Люди должны пробовать что-то экстремальное, причем в любом возрасте. Не жалею ни капельки. Страшно, но интересно.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*