В 25 жизнь лифта только начинается

Не всегда лифты в наших домах останавливаются из-за поломки. Иногда их останавливают преднамеренно, как раз чтобы предотвратить неисправности. Мы узнали, что и как делают специалисты в тот момент, когда вы поднимаетесь пешком.

Сначала немного о том, как вообще следят за лифтами, которые являются собственностью жильцов и стоят на балансе управляющих компаний. Каждый месяц в ваш подъезд приходит механик из МУП «ЦМР», отключает лифт и проводит техобслуживание. Раз в год приезжают специалисты из Петрозаводска и проводят свою экспертизу. Договор с ними заключают управляющие компании.

Если ваш лифт старше 25 лет, то срок его эксплуатации подошел к концу. Значит, эксперты должны подвергнуть подъемник большой проверке и вынести вердикт, можно ли ездить на нем дальше. В особо тяжелых случаях лифту понадобится модернизация или капитальный ремонт.

лифт 4

В многоэтажках Костомукши иногда стоя́т, но большую часть времени всё-таки работают 63 лифта. Относительно новых лифтов всего семь: два — в нестаром доме №30 по улице Ленина, четыре – в общежитиях на Горняков, еще один – на Карельской,5. А вот возраст лифтов в остальных домах уже перевалил или вот-вот перевалит за 25 лет.

Недавно проверку проводили эксперты из «Технического инженерного центра», что в Петрозаводске. Я отправилась с ними по двум адресам – на Ленина,30 и на Калевала,5.

На Ленина,30 мы пошли вместе с экспертом из Петрозаводска Анатолием Станиславовичем, его напарником Сашей и в сопровождении начальника производственно-технического отдела МУП «ЦМР» Дмитрия Шапошникова. Дому девятый год, но в лифте первого подъезда недавно уже был серьезный ремонт – меняли канатоведущий шкив. Один из тросов протер его, как наждачкой.

— Почему механизм так быстро износился, дом ведь совсем молодой? – спрашиваю у Анатолия Станиславовича.

— Проблема обнаружилась во время планового техосмотра. Может быть, при монтаже один из канатов не раскрутили полностью, и он при работе терся об шкив, изнашивая его. По правилам перед установкой трос нужно раскрутить, подвесить к нему груз и на сутки оставить висеть, — говорит эксперт в красивом спецкостюме и с чемоданчиком инструментов в руках.

Проверка лифта на Ленина,30

Проверка лифта на Ленина,30

Только заходим в подъезд и оказываемся на площадке у лифта, как у проверяющих уже зафиксирован первый недочет: люксомер показывает освещенность в 12 люксов при норме в 50. Лампочка здесь не горит. Это замечание, как и все остальные, напарник Саша вносит в акт. Управляющая компания и МУП «ЦМР» должны устранить недочеты в течение месяца.

— Визуально какое мнение у вас о лифте? – донимаю эксперта.

— Визуально — плохое. Двери грязные. Вот этого не должно быть, — показывает он на щель в двери. — При усилии в 150 ньютонов зазор между дверями должен быть не более 30 миллиметров. Тут уже больше, напиши, — обращается к напарнику. Напарник записывает.

Лифт остановлен. Эксперт просовывает тонкий крюк в крошечное отверстие в углу дверей и разжимает их. Так же нас вытаскивают, когда мы застреваем. Двери открыты, лифт стоит наверху. Эксперт спускается вниз, в шахту лифта.

— В приямке чистенько. Есть пятно от масла на полу, но в этом ничего страшного нет, оно появилось под канатами от того, что они постоянно движутся.

— А есть здесь стопоры, которые остановят лифт, если он начнет падать? – любопытничаю я.

— Они называются ловители, они есть во всех лифтах, — говорит эксперт и кричит куда-то наверх, давая добро на запуск лифта: — Серега, давай вниз, нормально всё.

В машинном отделении на Калевала,5 и Ленина,30

В машинном отделении на Калевала,5 и Ленина,30

Лифт приходит. Специалисты проверяют связь с диспетчерской из кабины. Нас слышно, мы поднимаемся наверх, останавливаясь на каждом этаже. Теперь эксперт измеряет точность остановки, то есть насколько при открытии дверей совпадает уровень пола в кабине и на лестничной площадке.

— Вот есть у нас такой приборчик, штангенрейсмас. Точность остановочки должна быть плюс-минус 35 миллиметров, не ниже и не выше. Тут вот нормально. Проверяем обрамление, зазорчики – всё нормально. И так на каждом этаже. Тааак, тут 40 миллиметров, а тут вообще 50, надо исправлять, — комментирует свою работу Анатолий Станиславович, а напарник всё это отмечает в акте, пока мы едем вверх.

— Вы сами когда-нибудь застревали в лифте?

— А как же! Мы даже вылезали сами. Недавно в Петрозаводске принимали лифт в новом доме. Там пять лифтов: четыре простых и один пожарный. В нем мы и застряли. Никого нет, связи еще нет. Когда делают монтаж лифта, стенки зашивают плитами, чтобы не поцарапать при строительстве. Нам пришлось всё это разбирать, люк открывать и вылезать через него.

— Сколько раз в сутки ездит лифт? – продолжаем диалог в кабине.

— Завод-изготовитель дает 120 включений в час. В этом здании, естественно, меньше – люди ушли на работу и всё. А, допустим, в общежитиях на Горняков перегрузка, конечно, есть. Если лифт перегрелся, срабатывает тепловая защита: он постоит, остынет.

На последнем этаже дверь открывается, слышится стук.

— Это стучит конструкция, это не является неисправностью.

лифт подъезд (34)-1

Заходим в машинное помещение. Полноценная комната с окном и светлыми стенами. «Вот мы и в сердце механизма», — комментируют специалисты, указывая на двигатель и остальные агрегаты. Лебедка, шкив, тросы – отсюда, сверху, видно всё. «Мозг» лифта висит на стене в красивом шкафу с кучей микросхем. Он принимает все команды от пассажиров и передает их механизмам. В этом доме лифты более современные, поэтому они напичканы электроникой, здесь есть даже процессор с платой.

— Это связь, — открывает Дмитрий Шапошников ящик с кабелями на стене. – Сейчас всё идет через «шнурки» «Ситилинка».

Мы расходимся, а встречаемся уже после обеда на Калевала,5. Заходим во второй, мягко сказать, обшарпанный подъезд. Становится понятно: здесь всё будет не так ажурно. Лифту 26 лет, и все перипетии его жизни отпечатались внутри и снаружи кабины.

На стене, как и в остальных лифтах, висит плакат с рекламой, на нем же напечатана необходимая информация и номера экстренных служб. Предприниматель за использование рекламного места не платит, но делает за свой счет мелкий косметический ремонт кабины по необходимости.

Помощник эксперта Саша готовится к проверке ловителей

Помощник эксперта Саша готовится к проверке ловителей

Эксперты снова измеряют точность остановок, а я спрашиваю, откуда берется расхождение, например, в 50 миллиметров, если местные механики раз в месяц делают ТО.

— Точность остановки постоянно меняется. Это не так, что один раз выровнял, и всю жизнь так будет, — рассказывает Дмитрий Шапошников. — Можно даже сейчас провести эксперимент: вызвать лифт несколько раз, и это расстояние изменится. Оно зависит от многого, даже от веса пассажиров.

Подходим к двери машинного отделения под крышей.

— Сейчас попадем в «сердце» русского лифта, — говорит Шапошников, делая упор на слове «русского». Я уже предвижу, что такой красоты, как в относительно новом доме на Ленина, мы здесь не увидим.

Заходим в маленькое, по сравнению с Ленина,30, помещение. Мне кажется, что оно уже не такое светлое и просторное. Да и агрегаты выглядят не так современно.

— Вот с чем мучаемся больше всего: высохшая изоляция проводов, они очень старые, — показывает Дмитрий Шапошников на несколько сотен мелких проводков в электрическим шкафу. — Ночь можно провести в поисках неисправности по схеме.

лифт подъезд (65)-5

Специалисты достают новый прибор и измеряют влажность и температуру в помещении. Здесь должно быть от 5 до 35 градусов, всё в норме. На тумбочке в углу лежит журнал ежемесячного ТО с подписями механиков.

Подходим к колесу, которое крутит три каната. Эксперт наклоняется и присматривается. Один из канатов немного провалился и выбился из стройного ряда.

— Перепад канатов допускается полмиллиметра. Здесь примерно на столько и провалился. Если больше, нужно шкив менять. А он стоит, например, тридцать тысяч.

Но позже оказывается, что всё не так радужно. Механики запускают лебедку, которая прокручивает все канаты, и в это время внимательно смотрят, в какой-то момент эксперт кричит: «Стоп!». В канате порваны несколько металлических прядей, проволока торчит, как волосы из растрепанной косички.

— Труба ему, короче, — комментирует кто-то, – значит, канат надо менять. Два троса уже были заменены раньше. Пришла очередь третьего. Именно он и был просевши.

лифт подъезд (72)-7

Эксперт предлагает напарнику проверить ловители. Я понимаю, что сейчас будет небольшой экшн, вспоминая такую проверку на Ленина,30. Там мне предлагали в этот момент зайти в кабину и испытать «спасение» на себе. Я отказалась, надеясь, что мужики пошутили.

Специалисты отключают ограничитель скорости. Сейчас будут имитировать свободное падение кабины, будто канаты оборвались. Лифт запущен, кабина «падает», ловители срабатывают. В этот момент отдача идет по всей шахте и машинному отделению, оно немного сотрясается.

— Долго он идет, надо отрегулировать, — заключает эксперт. — Есть формула, по ней кабина должна падать 180 сантиметров в среднем, а потом сесть на ловители. А он у нас ехал пару метров, потом только остановился. Там просто пружиночку надо ослабить.

Проведя необходимые манипуляции, механики покидают «сердце» и на последнем этаже через двери лифта заходят на крышу кабины и едут вниз, наблюдая за поведением всех узлов.

лифт подъезд (28)-11

А на первом этаже в это время стоит бабушка с палочкой.

— Там работы идут, минут 10-15 надо подождать, — говорю ей.

— Ой-ой, нет бы делать, когда люди на работу уйдут. Пока дойду до пятого этажа, и лифт пойдет, — бабушка с большим трудом попыталась подняться на пару ступенек. Пришлось специалистам на время остановить работы, чтобы уберечь старушку от долгого подъема по лестнице.

Спустя некоторое время после проверки в МУП «ЦМР» нас заверили, что все старые лифты в домах уже обследованы, срок их службы продлен на три года. А те недочеты, которые выявили на Ленина,30 и Калевала,5 уже устранены.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*

code