Блоги: Самое главное – привить подростку чувство меры

Две наши публикации на одну тему вызвали весьма активное обсуждение среди читателей. Напомню: в первой я рассказала о своей встрече с группой агрессивных подростков, среди которых выделялся явный лидер, и о том, как эта шайка склоняла бессловесного тщедушного паренька к совершению противоправных действий. Большинство комментаторов обвинило меня тогда в бездействии, читатели посчитали, что я смалодушничала, оставшись сторонним наблюдателем. Меня это, не скрою, задело. Я была уверена в том, что выбрала единственно верную на тот момент линию поведения. Но задумалась и решила поискать хорошего специалиста по психологии подростков и взять у него комментарий.

Готовя следующий материал, я пыталась получить комментарии у психологов в Костомукше и Петрозаводске. Не вышло, по разным причинам. Зато мне удалось выяснить личность того самого главаря подростковой шайки, узнать от очевидцев о его многочисленных «подвигах», побывать на суде и поговорить со следователем. Вывод получился малоутешительный: всё свелось к тому, что подростку этому уже довольно трудно чем-то помочь, а виноваты в этом и все и никто.

Юлия ТерюшковаТем временем Юлия Терюшкова, практический психолог высшей категории, системный психотерапевт и преподаватель института психологии ПетрГУ, выразила готовность пообщаться на заявленные в материалах темы. Да, мы понимали, что давать конкретные рекомендации по фактам, изложенным в публикациях, — это все равно, что сочинять гороскопы или психологические тесты для глянцевых журналов. Но, памятуя о словах следователя, который уверен в том, что в ситуации с нашим героем необходимо разделять степень ответственности самого подростка и взрослых, я и решила задать несколько вопросов в этом ключе.

Общались мы посредством Интернета. Ответы Юлии оказались максимально развёрнутыми и подробными. И потому данная публикация никак не похожа на развлекательное субботнее чтиво. Я на это и не рассчитывала. Мне важно было получить ответы на свои вопросы, самой подумать над всем сказанным и предложить поразмышлять тем, кому это кажется важным…

 – Юлия, как Вы считаете, насколько 15-17 летний подросток осознает, что он совершает преступление?

– На этот вопрос ответить непросто. Уровень осознавания подростком своего поведения напрямую зависит от всей линии его предыдущего развития. Ни для кого не секрет, что детство играет не самую главную, но достаточно важную роль в жизненном пути каждого человека. Это доказано многими выдающимися психологами. Поэтому говоря о линии развития подростка, надо понимать, что в раннем детстве и начальной школе значимыми остаются взрослые люди, которые направляют, развивают, являются примером. Именно они закладывают базис нравственности и социальности. И именно взрослые учат ребенка осознавать последствия своих поступков, прежде всего, оставляя пространство для опыта растущего человека. Если окружающие полностью выполняют всё за ребенка, у него не возникает преград и трудностей или «все тучи разводятся» руками близких, у маленького человека не остается возможности понять логические взаимосвязи собственного поведения и его последствий. И, наоборот, если ребенок растет в жестокой атмосфере, когда все его действия «неправильны» и нежелательны, когда он постоянно подвергается жестоким наказаниям и критике, у него нет критериев для оценки своего поведения.

Вступая в переходный возраст, подросток первое время действует относительно своей детской иерархии ценностей. Но, наряду с появившимися новыми возможностями, не все эти правила становятся нужными и необходимыми. Вот тут и возникают проблемы с законными и незаконными действиями.

Также мы не можем забывать, что предложенные окружением правила и нормы должны пройти определенный путь интериоризации, чтобы стать нашими, собственными, внутренними. То же самое происходит и у подростка. Правила и нормы, данные окружением, именно в пубертате (т.е. в период полового созревания) становятся мировоззрением или отпадают, как совсем ненужные.

Довольно типичная ситуация: оставаясь с подростками в спокойной обстановке или один на один, замечаешь, что они достаточно логично, правильно и доступно объясняют правила и нормы нашей жизни, могут критически оценить проступки других. Они демонстрируют уровень знаний. Но через какое-то время эти же подростки нарушают правила общества, в котором живут. Это называется проверкой знаний на практике, или умениями.

Нельзя забывать, или, я бы хотела сказать, надо знать, что пубертат – это, прежде всего, физиологическое созревание подростка. Активизируются гормональная система, изменяется внешний вид, растет тело. Все это дает подростку увидеть себя новым. Не всегда изменения положительные: ломка голоса, появление вторичных половых признаков, высыпания на лице, изменение осанки и многие другие особенности могут вызывать высокий уровень тревоги, эмоциональные переживания, уход в себя.

Я достаточно долго консультирую подростков по разным проблемам: учеба, взаимоотношения, личностный рост, конфликты, дружба. Наиболее успешно проходят подростковый возраст те ребята и девочки, у которых сохраняются добрые отношения с родителями, есть хорошие друзья, и взрослые не препятствуют общению, или есть такой человек, который хорошо понимает и выслушивает «входящего во взрослость».

Я сейчас говорю о том, что не только в раннем детстве, младшем возрасте и в начальной школе должны удовлетворятся основные ведущие потребности ребенка, направленные на его благополучное развитие. Не менее важно удовлетворять основные потребности подростка. Но взрослые воспринимают их как капризы, грубость и непослушание.

Что я называю «основными потребностями»? Первое – это общение. Человек открывает для себя интересный и разнообразный мир коммуникаций. Именно отсюда столько новых друзей, разные компании, ссоры, конфликты, обиды. И самым безопасным «тренажером» становятся родители. Вместо того чтобы сердиться, злиться, включать режим «молчания неделями», надо учить своих отпрысков правильно разрешать эти ситуации, обсуждать, приводить доводы, аргументировать и даже правильно находить выход из любых конфликтов. Своим примером учить извиняться или просить о помощи, прививать навыки уверенного поведения.

Вторая потребность – это реализация чувства «взрослости». Она проявляется в том, что подросток демонстрирует полную независимость от взрослых. А это может не только обижать, но и злить. Но мы снова должны понимать необходимость этого периода. И при всей демонстрации взрослого поведения это всё же дети, ещё дети. Именно поэтому рядом с подростком должен быть внимательный, заинтересованный взрослый, который в нужный момент подставит плечо, даст подсказку, своим поведением покажет выход из ситуации. У нас часто происходит наоборот: неспокойный подросток злит родителей, они выбирают или избегающую позицию, или агрессивное давление, чем вводят его в еще большее «неспокойное» состояние; педагоги, не видя помощи родителей, снимают с себя ответственность за поведение такого ребенка, и он остается совсем один. А одному достаточно сложно разобраться во взрослых правилах современной жизни, тут-то как раз и можно наделать ошибок.

Еще одна потребность – раскрытие и понимание себя. Если проведение тестирования в начальной школе не вызывает абсолютно никаких эмоций у учащихся, то в средней школе результаты волнуют каждого. Предоставление этих результатов становится сугубо конфиденциальной процедурой, обсуждение может занять несколько часов. Таким образом, часто возникает внутренний конфликт: хочу много узнать о себе, спрашивать не могу или не умею, взрослые говорят всё, чего не хочу слышать, поддерживают только сверстники, даже если ты «плохиш». Если подростку всегда давать отрицательную, негативную информацию о нем, ему придется её подтверждать, и совершать поступки, противоречащие нормам и правилам общества.

Получается, что нельзя дать однозначный ответ на вопрос о том, насколько подросток осознаёт, что совершает преступление.

В моей практике есть примеры, когда подростки целенаправленно шли на нарушения закона, они могли объяснить «зачем» они это сделали. Один мальчик 15 лет несколько недель подряд портил школьное имущество. Его вызывали к директору, ставили в известность родителей, были наложены штрафы. В беседе с психологом были определены основные мотивы такого поведения. Если вы уже начали высказывать свои предположения, уверена, что не догадаетесь, в чём причина. Ответ был прост: «Все вечера мои родители ссорятся, ругаются, расходятся в разные комнаты. А когда я что-то сделаю в школе, они сначала долго меня ругают, но потом мы проводим все вечера вместе, играем, готовим, обсуждаем мое поведение». Как вам такое решение проблемы по нехватке внимания? Это более позитивный пример для нас, но не для директора школы!

Есть и другие. Например, месть родителям за побои, «чтобы они поняли, что я тоже все могу», «пусть пострадают». Это ведь тоже просьбы о внимании, о понимании и о помощи.

Но немало примеров, когда подростки совершали правонарушения под действием наркотиков, алкоголя или просто «за компанию».

Для осознавания собственных поступков необходим жизненный опыт, а у подростков его мало. Поэтому говорить о высоком уровне осознавания, понимания ими своего поведения не приходится.

 – Что ими движет: игра, романтика неизведанного, жажда славы, любовь к риску? Или попытка нащупать грани дозволенного, «проверить на вшивость» взрослых и общество в целом?

– Чтобы не быть голословной, я провела несколько деловых игр с подростками разного возраста и попыталась найти ответы на эти вопросы. Получилось, что ребята разделились на две группы.

К первой группе я отнесла тех, кто никогда не совершит преступления. Причины проранжированы: боюсь наказания, не могу делать плохо другим людям, родители расстроятся, «просто не могу».

Во вторую группу попали подростки, кто, возможно, мог бы совершить правонарушения. Причины следующие: если бы кто-то заставлял, угрожая жизни; проверить себя; если точно знать, что никто не узнает; интересно попробовать; если с компанией.

Большинство исследований этого вопроса показывают, что, действительно, чаще совершают правонарушения подростки мужского пола. У них более выражено чувство риска. Если его не реализовывать в секциях, кружках, учебе, общении, оно может найти выход в ситуациях нарушения закона. Большинство краж и ограблений совершается группами подростков. Многие из них имеют огромное количество свободного времени благодаря отсутствию внимания взрослых, круглосуточной занятости родителей. Чем занятых – работой, своими проблемами или алкоголем – не так уж и важно, особой разницы нет.

– Что должно произойти, чтобы подросток почувствовал грань, за которой наступает ответственность? Неотвратимость наказания, авторитетный шаг кого-то из взрослых, перемена места и условий жизни, переориентирование, необходимость решать какие-то проблемы в своей жизни, что-то другое?

– Огромную роль играет воспитание, микроокружение. «Чувство грани» должно прививаться и развиваться родителями. Это на психологическом языке «чувство меры». Как считает мой педагог, это самое важное чувство человека. Если у подростка есть чувство меры в учебе, в общении, в игре, в риске, то выше вероятность, что не будет происходить крайних вариантов поведения. А сама процедура развития чувства меры – это привитие своим детям четких границ поведения, исполнение адекватных санкций за проступки, адекватность требований, это внимание к растущему человеку, заинтересованность в его жизни, соответствие правил общества и своего поведения, учет возрастных особенностей.

 Цитаты из обсуждения:

Юрий

Подростки — все социопаты

Горожанка

Да, но не все идут на преступления. Что-то с этим парнем упущено, и я сильно сомневаюсь, что удастся наставить его на путь истинный. Он, что называется, пошел вразнос.

 – Подростки-жертвы. Кто и как может им помочь? Каким образом возможно узнать, что он жертва? Характерные признаки поведения дома, в школе?

– Подростковый возраст – это возраст бурных изменений в психике, внешности и поведении ребенка. И если раньше ребенок был открытой книгой, то теперь в лучшем случае он — комикс, в худшем – кроссворд. Простите за образность, но, уверена, родители меня поймут. Как комиксы не всем нравятся, или как кроссворды не все умеют разгадывать, так и со своими детьми. Здесь родителям и близким взрослым необходимо стать еще внимательнее и бдительнее к своему чаду. Не нужно устраивать слежку, ежедневные допросы, манипулировать чувствами. Нужно постараться стать другом, слушателем, сообщником на пути развития взрослого человека. Не все поступки и рассказы будут вам нравиться, многие могут раздражать, но поверьте, если ТАКОЕ вам рассказывают, значит доверяют. Сделайте всё, чтобы не потерять это доверие.

Хорошие, теплые отношения часто являются базой того, что Ваш ребенок или не станет жертвой, или вы первым об этом узнаете и успеете помочь.

По мнению специалистов, подростки-жертвы могут демонстрировать два типа поведения в группе. К первому относятся подростки замкнутые, малообщительные, тревожные, которые не умеют постоять за себя, трудно находят контакт с другими. Часто у них могут быть защитники в классе. Правильным будет говорить о своих подозрениях именно с ними.

Ко второй группе относятся подростки, которые, наоборот, имеют демонстративное поведение, занимают активную жизненную позицию, умеют отстаивать свое мнение, но испытают сложности в общении со сверстниками. В то же время со взрослыми у них могут быть замечательные отношения. Они тоже могут подвергаться насмешкам, издевательствам, вплоть до насильственных действий.

Но есть и явные признаки того, что ребенок подвергается насилию:

  • Резкое изменение настроения, которое держится долгое время. Сложно переключить подростка, поднять ему жизненный тонус.
  • Отказ вашего ребенка ходить в школу без явных причин. Отказ может выражаться в придумывании болезней или развитии психосоматических реакций. Подросток не может объективно объяснить причину своего нежелания.
  • Открытый и общительный вдруг ребенок резко отдаляется от вас, старается минимизировать ситуации общения, закрывается в своей комнате, обрывает старые контакты с друзьями и не создает новых.

Но мы не должны перепутать это с пубертатными изменениями или началом подростковой депрессии.

– Как действовать родителям жертвы?

– Поведение родителей, когда они узнали, что их ребенок стал жертвой насилия, должно быть поведением взрослых людей. Не нужно обещать подростку, что вы тут же разберетесь с обидчиками, расскажете всем вокруг, напечатаете их фотографии в местной газете. Необходимо расспросить своего ребенка про период, когда это началось, что явилось причиной, кто участники этих действий, в чем они выражаются и как он себя при этом ведет. И уже, составив более-менее полную картину ситуации, принимать решения.

Вы должны помнить, что те подростки, которые считают данную ситуацию слишком травмирующей, тяжелой и эмоциональной, не хотят публичности и мести обидчикам. Они хотят мирного разрешения данной ситуации, просто освобождения от позиции жертвы. Рекомендации по дальнейшим действиям взрослых полностью зависят от возраста обидчиков, их положения в классе, родительских установок обидчика относительно своего ребенка и даже уровня развития педагогического коллектива.

Есть примеры из практики, когда было достаточно беседы с лидером группы агрессоров, чтобы ситуация полностью разрешилась.

В другом случае кардинально поменять поведение обидчиков удалось с помощью выступления представителей полиции с разъяснением последствий такого поведения. Причем выступали полицейские перед всем классом, демонстрировали социологические данные малолетних преступников и «видеопутешествие» по изолятору временного содержания.

В некоторых случаях полностью разрешал проблему вызов родителей в школу и рассказ педагогов об особенностях проведения свободного времени их драгоценных отпрысков.

Но есть гораздо более серьезные случаи проявления подростковой жестокости. Когда ученик не имеет явных рычагов управления: родители опустили руки, педагоги попередавали его из школы в школу, улица научила ничего не бояться. Именно такой ребенок представляет серьезную опасность. И не только для окружающих, но и для себя. Здесь снова нет универсального рецепта. Но многие подростки, которые находились на грани нарушения закона говорят, что чудесным образом кто-то оказался рядом, какой-то человек словно спас от ошибок, помог в трудную жизненную минуту.

А к тем подросткам, кто не получил второго шанса, нарушил закон, должно быть применено адекватное проступку наказание. А эта система у нас совершенно не продумана. Временное заключение не должно убить последние положительные качества, а развить то хорошее, что есть в этом человеке.

Не могу не привести пример работы одного нашего учреждения для трудных подростков. Это заведение закрытого типа, окружено колючей проволокой, находится на окраине города. Но это не самое страшное. Мне трудно говорить о педагогическом наполнении и методах работы, но есть объективные факты, которые доказывают неэффективность деятельности учреждения. Ребята попадают туда после различных правонарушений, в возрасте от 10 до 17 лет, могут содержаться от года до трех лет. В итоге дети постоянно меняются, у них не возникает чувства общности. За срок от года до трех сложно изменить ценности и нормы поведения, можно только запугать или обозлить на весь мир. Они знают, что это временное пристанище, а потом снова улица, неблагополучие семьи и борьба за существование.

Поэтому я считаю, что сами исправительные заведения для подростков должны быть в первую очередь корректирующими и развивающими. Учеба и пребывание в них должны давать ребенку надежду на лучшее.

– Как вести себя очевидцам? Как не навредить, но помочь?

– Мы нередко встречаемся с рассказами очевидцев про агрессивные группы подростков, которые нападают не только на своих сверстников, но и взрослых людей. Действуя группой, они могут быть дерзкими, наглыми, даже опасными для окружающих. Действовать следует только исходя из особенностей ситуации.

У вас несколько вариантов: попробовать вести диалог самостоятельно, позвать помощников, проигнорировать. Необходимо помнить, что именно вы ответственны за свое решение, а, следовательно, и за последствия. Недавно во время лекции по психологии подростка уважаемый преподаватель произнес тезис, который полностью совпадает с моим реальным поведением: «Я вам не рекомендую подходить к группе агрессивных подростков, но сама подхожу всегда». Здесь очень важен тон, смысл высказывания, ваша интонация и цель общения. Наиболее верным будет переключение внимание подростков, какой-то отвлекающий вопрос, возможно, шутка или даже просьба о помощи. Потому что в сам период издевательств над одним из компании не стоит прямо его защищать, спасать. Это только спровоцирует остальных усилить свои действия. Также ни в ком случае не читайте им нотаций, не сравнивайте их с собой или другими детьми, тем более – не ругайтесь.

Я очень часто общаюсь с подростками и попадала в ситуации, когда они издевались над одним из своей компании. Только переключение внимания, ведение беседы про интересы, погоду, и даже про самые смешные ситуации из их жизни помогают разрядить обстановку. А потом уже надо постараться задержать того, над кем издевались, поговорить с ним, предложить помощь, посоветовать обязательно все рассказать родителям или значимым взрослым.

Но в ситуациях, когда подростки дерутся, переворачивают машины, поджигают подъезды, самым верным решением будет вызвать полицию или охрану. Не остаться в стороне, но остаться в живых.

Лично для меня разговор с Юлией оказался очень полезен. Здесь есть и практические рекомендации, и объяснение мотивов подросткового поведения, и напоминание о том, что все и плохое и хорошее в детях – от нас, взрослых. Надеюсь, и вам эта публикация в чем-то окажется нужной. Если есть вопросы, размышления – не стесняйтесь, пишите. Юлия просила не оставлять проблему без внимания и обещала откликнуться на все комментарии ил послания.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*

code