ГЕННАДИЙ САРАЕВ: «СЕМЬЕ НУЖНА ПОМОЩЬ, И ГОСУДАРСТВО ОБЯЗАНО ЕЁ ОКАЗАТЬ!»

, Общество, Слайдер

История с изъятием по решению суда у семьи костомукшан Киселевых пятерых детей стала едва ли не самой обсуждаемой темой последних недель не только в Костомукше и Карелии, она вышла и на федеральный уровень. Накал страстей в интернете зашкаливает. Как это нередко бывает, подавляющее большинство комментаторов либо вообще ничего знают о сути дела, либо сделали для себя исчерпывающие выводы, посмотрев лишь видеообращение Киселевых. Между тем с самого начала было понятно, что в истории этой нет «белых» и «черных»…

12 февраля дети приехали из Москвы в Костомукшу. Сейчас они находятся в Центре помощи детям, оставшимся без попечения родителей. Два дня – 12 и 13 февраля здесь же находился и уполномоченный по правам ребенка в Карелии Геннадий Сараев. Нам удалось пообщаться с Геннадием Александровичем вчера, накануне его возвращения в Петрозаводск.

ИА "Республика"/Сергей Юдин

Геннадий Сараев. Фото ИА «Республика»/Сергей Юдин

 

 

Про решение суда

– Семью Киселевых ограничили в родительских правах по решению коллегии Верховного суда Карелии, – сразу обозначил позицию Геннадий Сараев. – Свое решение суд вынес на основании материалов, предоставленных органами опеки и комиссией по делам несовершеннолетних. Объем этих материалов, их содержание позволили суду вынести именно такое решение, при этом подчеркну – это был не один судья, а коллегия. Сейчас никто  — ни администрация, ни я как омбудсмен, ни глава республики – не могут отменить это решение, мы обязаны его исполнять. А это означает, что на время, пока действует ограничение, дети находятся под опекой государства.

Никаких подробностей про «объем материалов» Геннадий Сараев, безусловно, знакомый с делом, раскрывать не стал: «Не имею права. Могу лишь еще раз подчеркнуть, что речь идет именно о временном ограничении родительских прав, а не о лишении. Существенная разница, и это позволяет надеяться на благополучный исход дела».

 

Про семейное обучение и не только

У большинства из тех, кто что-то читал или смотрел по поводу «дела семьи Киселевых» сложилось впечатление, что все вертится вокруг конфликта отца семейства со школой. В итоге Киселевы приняли решение перевести детей-школьников на семейную форму обучения. По закону имели на это полное право.

Однако семейная форма обучения подразумевает не только то, что дети не посещают школу. Они имеют конституционное право на образование и должны учиться.

– Государство обязано реализовать это право для детей, – говорит Геннадий Сараев. – Соответственно, при переходе на семейное обучение, оно должно контролировать процесс, чтобы быть уверенным в том, что дети действительно получают образование.

Это означает, что хотя бы раз в четверть дети должны были проходить промежуточную аттестацию, сдавать своего рода «контрольные работы» по основным общеобразовательным предметам. Однако этого не происходило, Киселевы в очередной раз говорили о том, что у них конфликт со школой.

– При этом никто из семьи Киселевых ни разу не обратился ко мне, как к уполномоченному по правам ребенка, – продолжает Геннадий Сараев. – Возможно, если бы мы подключились раньше, ситуация сегодня была бы совсем иной.

К слову. В Москве, в специализированном центре, где дети находились некоторое время, косвенно подтвердилось предположение о том, что дети фактически не обучались. По мнению специалистов центра, уровень знаний детей не соответствует их возрасту. Впрочем, окончательное решение будет выносить психолого-медико-педагогическия комиссия, которая сделает выводы и сможет предложить детям так называемые «индивидуальные образовательные маршруты».

– Но ведь среди пятерых детей, которые сейчас не в семье, есть и дошкольники. При чем здесь тогда конфликт со школой и проблемы с обучением при принятии решения об ограничении в родительских правах?

– Были и другие документы и свидетельства, которые позволили суду сделать вывод о возможности ограничения в родительских правах, – уклончиво, опять стараясь не сказать лишнего, отвечает Сараев. – Одна из причин – отсутствие с 2016 года у органов опеки возможности посещать квартиру Киселевых, чтобы контролировать уход и присмотр за детьми, условия их проживания. В поле зрения опеки и КДН семья попала еще в 2015 году…

Такая табличка встречала всех, кто подходил к двери Киселевых. Фото из архива редакции

Такая табличка встречала всех, кто подходил к двери Киселевых. Фото из архива редакции

 

Киселевы готовы к сотрудничеству

Геннадий Сараев, разумеется, встретился и с Киселевыми – Анатолием и Лидией. По словам омбудсмена, сейчас родители готовы к сотрудничеству, настроены на то, чтобы дети вернулись в семью. У них остались обиды и претензии к органам опеки и управлению образования, но сейчас они намерены общаться со специалистами Центра помощи детям.

Обычно ограничение в родительских правах длится до шести месяцев, но семья может обратиться в суд, чтобы сократить этот срок. По истечении полугода органы опеки могут либо принять решение о возвращении детей в семью, либо ходатайствовать о лишении родительских прав. Чтобы произошло первое, Киселевым необходимо предпринять ряд усилий, в первую очередь – выполнить требования государства.

– Сейчас квартира Киселевых уже выглядит как место, где могут находиться дети, – говорит Геннадий Сараев. – Хотя, конечно, было бы неплохо помочь им как-то с ремонтом и мебелью…

 

Что касается встреч родителей с детьми, то сейчас специалисты Центра обсуждают такую возможность с Киселевыми. Сегодня законным представителем несовершеннолетних детей Анатолия и Лидии Киселевых является государство, и это необходимо принимать как данность, выработать четкие правила и способы взаимодействия. Если супруги Киселевы будут готовы к этому, то, по мнению Геннадия Сараева, есть все шансы к благополучному для всех, и в первую очередь – для детей – разрешению ситуации.

Фото в миниатюре: Pixabay.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*

code