ЗНАКОМЬТЕСЬ: ПОДОЗРИТЕЛЬНЫЙ И ПРИДИРЧИВЫЙ ОНКОЛОГ КСЕНИЯ ВАЛЕРИАНОВНА

В эфире у Местного радио побывала заведующая центром амбулаторной онкологической помощи, онколог-хирург Ксения Валериановна Петрова. Напомним, 13 июля состоялось торжественное открытие ЦАОП, а уже 15 числа открылся амбулаторный приём и запустился в работу химиотерапевтический дневной стационар. Радиоведущая Ксения Набойченко узнала у заведующей ЦАОП о первых посетителях онкоцентра, о страхах и надеждах жителей Костомукши.

Часть онкологий теперь лечится у нас

Ксения Набойченко : — Как устроен Центр, какие исследования можно проходить на его базе,  какое лечение в нашем центре можно получить уже сегодня?

Ксения Петрова (КП): — Да, действительно, Центр открылся, находится он в крыле поликлиники на первом этаже (там, где раньше была аптека), здесь выполнен ремонт. Сейчас введено в работу два кабинета специалистов-онкологов, кабинет ультразвука, — там работает ультразвуковой аппарат экспертного качества, и теперь ультразвуковые исследования процентов на 50 переехали к нам: часть осталась в поликлинике. Чуть позже будет введён в работу эндоскопический кабинет – это кабинет гастроскопии, колоноскопии. И скоро решится вопрос с приездом специалистов: в ближайшее время откроется приём доктора – гастроэнтеролога. И, конечно, химиотерапевтический дневной стационар: мы расширяем количество проводимых схем химиотерапии. Пациенты приходят непосредственно к нам, в идеале ситуация должна складываться следующим образом: человек приходит на приём с какой-то проблемой, мы эту проблему верифицируем, под контролем ультразвука выполняем пункцию и, если человеку требуется медикаментозное лечение, — пациент сдаёт анализы и лекарственное лечение мы начинаем в Костомукше. Если же требуется хирургическое лечение, или химиотерапевтическое лечение, или лучевая терапия из списка того, что мы предоставить не можем, — мы, конечно, направляем на консультацию или на госпитализацию в Петрозаводск.

— Можем ли мы говорить, что в перспективе всё необходимое для лечения онкологических заболеваний, будет находиться в Костомукше, в ЦАОП?

К.П.: — По поводу лучевой терапии: точно – нет. К сожалению, это достаточно узкая опция. Для небольшого города отделение лучевой терапии смысла не имеет. Поскольку, во-первых, она отнюдь не всегда требуется и проводится крайне редко. Есть и свои технические особенности и нюансы, а, кроме того, очень сложно найти специалиста – лучевого терапевта. Химиотерапия и операции – это вопрос перспективы. Я надеюсь, что уже с сентября мы начнём работать над тем, чтобы оперативное лечение проводилось у нас в городе. По крайней мере, некоторые виды операций. Это вполне реальная перспектива. При поддержке онкодиспансера и главного врача межрайонной больницы Евгения Юрьевича Шубина, — уверена, у нас всё получится.

— Центр открылся совсем недавно, с момента открытия центра прошли считанные дни: как справляетесь с потоком пациентов?

К.П: — Конечно, поначалу было очень волнительно. Первые несколько дней были достаточно разгруженные, спокойные. Люди ещё не были уверены: открылся ли центр, где конкретно проводится приём. Была небольшая сумятица: спрашивали, как нас найти, как попасть на приём. Сейчас – уже вторая неделя как мы работаем [эфир от 24.07. – прим.редактора], поток наладился, от пациентов отбоя нет и к одному доктору на приём приходит 40 человек. Часть этих пациентов дополнительно идёт в соседний кабинет на химиотерапию. Поток очень интенсивный и пока не могу сказать, что наблюдается или в ближайшее время будет наблюдаться какой-то спад. И это свидетельствует о востребованности Центра и специалистов этого профиля в Костомукше. Это тот объём, с которым мы будем работать постоянно, если будем справляться, если сможем замотивировать людей на то, чтобы вовремя обращались, проходили диспансеризацию, вовремя обследовались.

 

узи онкоцентр

 

— Из этих условно 40 пациентов, какой процент людей приходит за консультацией ещё не будучи уверенными в том, что подобная помощь им всё же понадобится?

К.П: — Первичных пациентов очень немного. Всё-таки большая часть потока – это люди, у которых уже диагностировано онкологическое заболевание, или те, у кого не возникает сомнений относительно диагноза. 10 человек – это те люди, кто приходит потому, что их что-то насторожило. Эти пациенты крайне важны, но их пока мало.

– Допустим, я просто мнительная или в моей семье кто-то перенёс онкологическое заболевание, — имеет ли смысл человеку с этим идти на приём к онкологу, или сначала – к терапевту?

К.П: — Если у человека в роду были заболевания онкологические, я бы рекомендовала обратиться на приём к онкологу, чтобы адекватно оценить риски и решить, что с этим делать. Есть заболевания, которые имеют наследственную тенденцию, различные наследственные синдромы, на них можно провериться. В частности, ко мне приходила пациентка с наследственным заболеванием молочных желез ассоциированная с мутацией генов BRCA1 и BRCA2. Она об этом знает, проверяется, держит под контролем. Чтобы подтвердить: есть ли у неё мутация гена, или она обошла её стороной, ей даны направления на данные исследования. Сейчас она думает, хочет ли она владеть этой информацией. Это тоже сложный психологический момент. В любом случае можно оценить риски, для этого с пациентом проводится адекватная беседа, чтобы убедиться в том, что этой проблемы нет. Возможно, такую консультацию даст терапевт, но онкологи подозрительнее, придирчивые, у терапевтов онконастороженность намного ниже. Мы прицельнее смотрим на пациента.

– Какие исследования у нас уже можно сделать и что именно можно в нашем центре наблюдать, купировать, лечить, а с чем пока придётся выезжать на лечение в другие города?

К.П: — Самое сложное, зачем необходимо ехать в другие города: оперативного лечения заболеваний головного мозга у нас не будет. Это, например, глиобластомы. Это очень непростая история, занимается этим маленький круг специалистов: нейрохирурги.

Что касается других видов онкологии, к примеру, онкология кожи. Часть онкологий кожи лечится у нас: это плоскоклеточный рак кожи или базально-клеточный рак кожи, — там хирургическое удаление в пределах здоровых тканей. Онкология щитовидной железы – большей частью лечится хирургически и контролируется медикаментозно. Заболевания кишечника – у нас на данный момент много пациентов получают терапию. Проводится лечение предраковых состояний, — уже на этапе исследования можно избавиться от полипов, которые вызывают подозрения, могут переродиться в онкологию.

 

онкоцентр

 

Настрой имеет значение

— Направляете ли вы пациентов на консультации со специалистами из других городов?

К.П: — Сложно себе представить ситуацию, в которой у меня возникли бы настолько серьезные сомнения, что я направила бы пациента к другому специалисту. Но чисто теоретически: например, у девушки репродуктивного периода находят образование яичника. Что это такое? – по ультразвуку у врача могут быть сомнения, поскольку раньше человек исследований не выполнял и сложно отследить динамику роста образования. В такой ситуации онколог-гинеколог проводит исследование, которое называется Индекс Roma.

Индекс ROMA – самый точный метод определения вероятности онкологии половых органов у женщин. Этот анализ позволяет обнаружить наличие опухоли на самом раннем этапе, когда заболевание ещё можно успешно вылечить.

Это определённое сочетание онкомаркеров, — данные забиваются в онлайн калькулятор: возраст, репродуктивное состояние пациентки, — и выдаётся вероятность: это доброкачественное образование или злокачественное. Исходя из результата, мы направим девушку к специалисту и будем пристально этим заниматься.

Сложно представить ситуацию, когда верифицировать опухоль невозможно. Но у меня есть одна пациентка, которую может прооперировать один хирург на всю страну – мы его вызванивали и направляли человека к этому конкретному врачу.

 – Человек готовится к химиотерапии, — незнаком с этими состояниями. Как готовиться физически и морально?

К.П: – В зависимости непосредственно от химиотерапии. И от пациента. В момент, когда человек узнаёт о своём диагнозе, очень важно правильно его настроить: да, есть проблема. Она очевидна, мы её будем решать. Как правило, проблема эта долгая, то есть при заболевании молочной железы при неагрессивной форме лечение займёт пять лет до последней таблетки. Это долгий процесс, на него надо быть настроенным. Меняется образ жизни и к этому надо подстроиться. Бояться химиотерапии не надо! Химиотерапия – это капельница с побочным эффектом. Это абсолютно «переживабельно». Есть такая примета: если человек не настроен на лечение, настроен плохо – он соберёт все уникальные осложнения, которых обычно не возникает! Настрой имеет колоссальное значение!

– Случилось так, что близкому человеку поставили онкодиагноз. Мне, — человеку, который рядом с ним находится, что делать? Есть горячая линия поддержки, но ею мало кто пользуется.

К.П: – И это очень большая проблема: в том, что люди не всегда понимают, что им нужна помощь психолога. Это – новая действительность, новая реальность, сложно жить с мыслью, что теперь это есть в его жизни. На данный момент горячая линия – служба поддержки ЯСНОЕ УТРО, доступна 24 часа, — эти специалисты помогают не только пациентам, но и их родственникам, там работают онкологи, которые могут настроить человека на лечение.

К сожалении, время у нас ограничено 15-минутным приёмом, и у меня просто нет времени сказать о самом важном. Мы будем работать по поводу памяток и рекомендаций, но телефон горячей линии – это необходимость, это живой человеческий голос, квалифицированный специалист, который точно знает, что нужно делать и как вам помочь.

 

Три минуты на мечты

– Поговорим о профессии. Как случилось, что вы выбрали такую суровую специальность?

ксения петрова онкологК.П: – По окончании университета, — и на протяжении всего обучения мне нравилась хирургическая специальность. К онкологии я была не готова. Но во время обучения на хирурга я начала осознавать, что есть моменты, когда хирург просто вдруг впадает в ступор. Не знает, что делать и направляет к онкологу. Я пару раз столкнулась с такой ситуацией. И поняла, что меня такое положение дел не устраивает. Случайно зашла в онкологическое отделение и мне там понравилось. Понравилась очень душевная атмосфера, человеческое отношение врачей к пациентам. Одна из моих любимых коллег, онколог-хирург Людмила Борисовна Кукушкина, которой в прошлом году исполнилось 70 лет, — это потрясающая женщина. Которая для каждого пациента найдёт нотку утешения, всегда найдёт полчаса на общение с человеком! Это человек потрясающей выдержки: после трёх операций она может выйти, выпить чашечку чая, и – «пойдём дальше!» Глядя на таких специалистов, хочется поддержать эту школу, стать её логичным продолжением.

– Как случилось, что вы из Москвы попали в Костомукшу?

К.П: – Всё очень просто. Когда у меня некоторый период обучения закончился, я подвела для себя веху и решила, что пора стать самостоятельнее. Открыли с мужем карту России. Было очень интересное предложение в Магадане, в Южно-Сахалинске. Супруг любит рыбалку, и мы рассматривали места, где есть рыбалка. Костомукша – идеальный компромисс. Посмотрела фото, видео, увидела озеро, до больницы 15 минут пешком от дома. Не надо тратить три часа на дорогу. Пробок нет, а на них не тратится полжизни.

Город вам взаимностью в ответ на вашу очарованность отвечает?

К.П: — Более чем! Мне обещали короткое холодное лето, и вдруг – июнь, плюс тридцать в тени — это север?

- Профессия врача такая штука, что врач себе принадлежит недолго. Остаётся время на мечты?

К.П: — Три минуты в день надо уделять мечтам! С точки зрения работы у меня появился большой ребёнок – это наш центр. Я мечтаю устроить его так, чтобы он был удобным, комфортным для пациента. Чтобы человеку здесь было спокойно, уютно. Есть маленькая надежда, что в ближайшее время появится небольшой телевизор для палаты химиотерапии. Потому, что нет ничего хуже, чем лежать под капельницей и думать о том, что, вот – у меня проходит химиотерапия, — это очень непростой момент. Нужно отвлечься на жизнь.

— Достаточно ли сейчас в вашем центре медперсонала?

К.П: — На данный момент персонала у нас немного, но есть потенциал и намёк на его увеличение. Коллеги – просто космос. Очень отзывчивые, потрясающе работоспособные и очень грамотные специалисты. У нас идёт достаточно живое общение и обмен опытом.

Врач — это человек, который должен сохранять сострадание и сопереживание к человеческой ситуации и одновременно понимать, как замотивировать человека, чтобы он слушал и соблюдал рекомендации врача.

— В чём счастье врача?

К.П: — Буквально вчера приходила пациентка, которая прошла оперативное лечение, часть химиотерапевтического лечения и тогда она была худенькая, несчастная, за неё было страшно. А сейчас это цветущая женщина. И когда пациент приходит после успешного этапа лечения – это победа, такая маленькая победа, и ты понимаешь, что всё не напрасно. И я надеюсь, что в следующий раз человек придёт только принести результат анализа, где будет написано, что всё хорошо. Это – радость. И я надеюсь, что в будущем у меня будет всё больше и больше таких пациентов.

Беседовала Ксения НАБОЙЧЕНКО

caop7

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*

code