Марафонец Дмитрий Фисенко: я ненавидел бег!

«Я никогда не любил бег. Я его даже ненавидел! Когда тренер выстраивал нас и спрашивал каждого кто, сколько пробежал, я всегда врал, нагло глядя ему в глаза», — признается костомукшский марафонец Дмитрий Фисенко.

— В 2010 я пришел с друзьями поиграть в пейнтбол и вдруг загорелся им. Но чтобы добиваться результата, нужны были серьёзные тренировки. Тогда и произошло самое интересное — я полюбил бег. После первой пробежки, мне было так плохо… Залез в ванну и лежал в полуобморочном состоянии около часа. Вспоминаю и смешно становится, пробежал только пять километров, зато был горд за себя: я бегун!  — рассказывает Дима.

Сейчас спортсмен покоряет совсем другие расстояния. 25 сентября в Москве он бежал очередные марафонские 42,2 километра и, как всегда, готов делиться своими эмоциями с другими.

— Чем отличался этот марафон от всех других?

— Столичным размахом, конечно.  «Лужники». Везде полиция, рамки, народу немерено. Очередь на регистрацию участников была как в мавзолей к Ленину. От станции метро «Спортивная» до самих «Лужников». Тридцать тысяч участников! Спасибо московским друзьям, они заранее приехали и заняли очередь. Нам оставалось проскочить мимо завидующих и ненавидящих нас одновременно сотен, а может, и тысяч человек.

— И вот старт…

—  Старт. Люди стоят, а вернее топчутся, переступая с ноги на ногу, очень плотно друг к другу. Кто-то даже подпрыгивает — очень холодно. Все взволнованы и напряжены. Обожаю этот момент. Даже не сам старт, а несколько минут до него. Кажется, волнение можно потрогать руками, страх читается на лицах. Сорок два километра — это не шутки, можно испугаться! Ты понимаешь, что назад дороги нет, прошли месяцы тренировок, боли, травм, маленьких побед над самим собой. И теперь твой соперник — не тот, кто стоит справа или слева, а ты сам.

 

 

 

— Как трасса?

— Трасса была не похожа на другие, постоянное чередование спусков и подъемов. Но виды, конечно, открываются потрясающие, столько достопримечательностей. Москва! Из минусов — скудное питание: энергетические напитки, бананы, яблоки, кола. Всё. А мы должны подпитывать организм быстрыми углеводами. Не было ни сахара, ни соли, ни сухофруктов, ни чёрного хлеба.

Я хорошо шел, но вдруг на 37 километре чувствую, как по щелчку, ноги не хотят бежать, уже шоркать начинаю. Стена! Матерюсь почти в голос! Нужно было есть на 35 километре эти бананы и не ходить вчера весь день по городу.

— Что значит стена?

— Пока бежишь, организм ест медленные углеводы, которые ты закидывал в себя вчера. Но глюкоза-то не бесконечная. Когда ее не хватает, организм начинает есть жиры. Этот переход с углеводов на жиры называется стена. Ты как в стену упираешься — так тяжело бежать.

Дотянул до 40 километра, там стол с питанием. Выпиваю залпом три стакана колы. Ем пару бананов. Хватаю горсть яблок, хотя яблоки никогда не ем на забегах. Уже всё равно. Взбодрился. Глюкоза пошла в кровь. Ожил. Погнал дальше.

На финишном коридоре никого не вижу, не слышу. Состояние, близкое к помешательству. Сил не осталось.  Всё! Пересёк! Останавливаю часы, на часах 3 часа 23 минуты. Грустно улыбаюсь, не пойму только чему? Кто-то надевает медальку, ловлю себя на мысли, красивая и тяжёлая. Бреду со всеми в полной прострации по финишному коридору, внутри пустота. Пустота от того, что всё закончилось.  Закончился этот трёхчасовой мазохизм, истязания, споры с самим собой…

 

марафон Фисенко

 

— Марафон – это…

— Это маленькая жизнь, которую ты проживаешь снова и снова. Это 3-часовой диалог, борьба с самими собой, и победа… Или поражение.

— А на этот раз?

— Пока это мой лучший результат за все время – 3 часа 23 минуты. Я прибежал 763-м из 15 тысяч участников. Для любителя – это хорошее время. Впереди у меня марафон «Дорога жизни» — там нужно удержать его, а вот уже на «Белых ночах»…

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*

code