Валентина БЫЧКОВА: «Родителям надо отвернуться от раковины и поговорить с детьми»

Секс, алкоголь и отношения с родителями – три этих темы подростки недавно обсуждали на ток-шоу «Большие» в КСЦ «Дружба». Мне показалось, что школьники на такой откровенный разговор были не настроены, хотя взрослые эксперты всеми силами пытались поспособствовать созданию рабочей атмосферы. Позже оказалось, что организаторы ток-шоу смотрели шире и результат, по их мнению, всё-таки есть. О ток-шоу и многом другом из жизни подростков мы поговорили с «мамой» всех «лидерцев» Костомукши Валентиной БЫЧКОВОЙ.

[pullquote]Наши дети перестали говорить со взрослыми и между собой.[/pullquote]

– Я была на ток-шоу и заметила, что школьники не очень активно и не совсем серьезно отвечали на вопросы. В чем причина, по-вашему?

– Причина в том, что наши дети перестали говорить со взрослыми и между собой. Они устремлены в планшеты и телефоны. Но на ток-шоу у них было желание услышать, они боялись пропустить любое слово. Если кто-то шумел, сами дети его останавливали и говорили: «Не хочешь сам, дай другим послушать!». После ток-шоу дети ушли на репетиции, которые проходят в КСЦ «Дружба», и там весь вечер пытались выплеснуть свои впечатления. Значит, задело, значит, кому-то это надо.

– Может быть, малый зал КСЦ «Дружба» для такого откровенного разговора слишком просторный, официальный, и нужно что-то потеснее?

– Раньше мы проводили ток-шоу в Доме молодежи и кино, там помещение поменьше, свет не такой яркий – атмосфера располагала. Но пусть во Дворце ребята и мало высказывались, мы выиграли в том, что дети пришли сами, в зале уместились все 105 человек. Помимо этого, руководство «Дружбы» предоставило нам малый зал и гардероб безвозмездно.

ток-шоу-дети-(4)

Ток-шоу «Большие»

– Насколько я знаю, родителей тоже приглашали на ток-шоу, но они не пришли. Почему?

– Жаль, но родители не откликнулись: их было всего несколько человек. Многие взрослые считают, что с ребенком не надо говорить о том же сексе, об алкоголе. Они боятся и ставят рамки: я старше, значит, ты должен меня слушать. А в этот момент они не слышат своих детей. Сегодня ты его не услышал, завтра он тебе об этом напомнит.

[pullquote]Ну, хочешь ты с ребенком поговорить, так отложи свою посуду, помоешь ее после: сядь с ним рядом, поговори.[/pullquote]

– На ток-шоу вы привели свой личный пример…

– Да, много лет прошло, а дочь до сих пор меня нет-нет да уколет: «Мама, а помнишь, я тебе хотела рассказать, а ты меня не слышала!» А я думаю, о чем же идет речь, почему я этот момент даже не запомнила? У ребенка же, видно, боль какая-то осталась.

Такое сегодня сплошь и рядом. Мы разговариваем спиной. Ну, хочешь ты с ребенком поговорить, так отложи свою посуду, помоешь ее после: сядь с ним рядом, поговори. Общение взрослых и детей происходит примерно так: ребенок делает уроки, мама стоит у раковины спиной к нему и между прочим спрашивает, как у него дела. Она при этом даже не оборачивается и не видит глаз ребенка. Конечно, ребенок тоже автоматом отвечает, что всё нормально.

Я вот думаю, если даже у активных детей города возникает проблема, когда не все умеют с родителями общаться, то что говорить о тех детях, которые заполняют по вечерам торговый центр «Адмирал».

[box type="note" align="aligncenter" width="10" ]Валентина Петровна БЫЧКОВА руководит «Лидером» уже 11 лет. Сейчас готовится к выпуску 13-я по счету смена этого молодежного объединения. [/box]

– Как дети приходят в «Лидер»?

– Раньше я считала, что они приходят из лагеря «Лидер», где вожатыми работают более взрослые «лидерцы».  Он проходит в Вокнаволоке в середине учебного года. Но сейчас ко мне на улице могут подойти и спросить, можно ли к нам прийти. В начале учебного года, еще до лагеря, к нам пришли 14 человек. Тут каждому дело находится. Например, есть активный мальчик, который в силу физических особенностей не может, допустим, танцевать или участвовать во флешмобах. Но он очень колоритный, у него хорошие голосовые данные, поэтому я его хочу сделать ведущим на открытии футбольного поля в День республики.

– Они с вами на темы половых отношений и алкоголя не боятся общаться?

– Я приведу примеры, которые показывают, насколько открыто мы с ними общаемся. В прошлом году в «Лидере» произошла такая ситуация. Мальчик и девочка заканчивали 11-й класс, она забеременела. В день выпускного играли свадьбу. Я у него спросила, ну как так получилось. Он мне прямо ответил, что средство контрацепции не сработало. Он, может, родителям, это не сказал, а мне прямо в лицо.

Я часто наблюдаю за парами подростков, могу с ними поговорить, и они от диалога не отказываются. В лоб спрашиваю, а они подтверждают, что «всё уже было». Тогда я прошу их не показывать это на публике. Если уж это свершилось, я стараюсь им дать понять, что это ценно.

[pullquote]Люди читали афишу и восклицали: зачем ты так открыто пишешь о сексе, так нельзя![/pullquote]

– А  почему с вами делятся, а с родителями нет?

(после долгой паузы) Не знаю я, честно говоря… Я как пример много вещей из своей жизни привожу, из периода, когда я своих дочерей воспитывала. Когда они росли, у меня тоже был комплекс, старалась не говорить громко на скользкие темы. Но когда дочери уехали учиться, они звонили и уже напрямик рассказывали всё о себе. Я ахала, а они меня просили не быть «отсталым элементом». Когда мои дети со мной стали так общаться и вводить меня в «дебри», я научилась с ними так же разговаривать. Уже потом я перенесла это на «лидерцев» и поняла, что я с ними на любую тему могу поговорить.

– Мы подошли к следующей теме ток-шоу – сексуальным отношениям между школьниками. Среди вашего круга не было возмущений и вопросов, зачем вы поднимаете эту «запретную» тему?

– Возмущения были, конечно. Люди читали афишу и восклицали: зачем ты так открыто пишешь о сексе, так нельзя! Я говорила: «В наше время в шестом классе беременеют, а вы говорите – нельзя».

– Какие нравы сейчас у школьников в этом отношении?

– Мальчишки, которые сейчас уже выпустились из «Лидера», как-то поделились со мной, что в 16 лет, когда играют гормоны, хочется на стену лезть. Подростки так объясняли беспорядочные связи. Они к этому относятся проще, хотя в мои школьные годы это считалось позорищем: на собственной улице тебя съедят, а в школе – и подавно. А здесь вроде бы в порядке вещей. Отношение как к половой тряпке: ну, использовали ее, постирали, высушили. Нет ценности.

– Тем не менее, мы уже́ живем в этих реалиях, это случилось…

– Самое страшное в другом. Девочки начинают хвастаться после близости: она стала взрослой, завладела этим молодым человеком. Парни в этом плане поскромнее, они после первого раза как к кормилице к этой девочке привязываются. Они думают, что это любовь, а это просто инстинкт. Во время ток-шоу один из экспертов – Владимир Дорофеев – сказал фразу девочкам: «Откажи ему, когда он попросит близости, и посмотришь, что будет завтра». Она очень точная и уместная.

Владимир Дорофеев на ток-шоу

Владимир Дорофеев на ток-шоу

– В ток-шоу не включили тему наркотиков. Она сейчас не так актуальна в Костомукше?

– Я не стала ее включать, потому что по поводу наркоты мы проводили ток-шоу уже несколько раз, хотя и не с этим «Лидером». Могу сказать, что алкоголизм, что наркотики – темы приевшиеся.

– Тогда почему говорили об алкоголе?

– Идут разговоры о том, чтобы вновь разрешить продавать спиртное только с 21-го года. Нам интересно стало, как на это школьники реагируют.

– Раньше ваши ток-шоу были привычны подросткам и проходили раз в несколько месяцев. Сейчас же перерыв был в два года. В чём причина?

– На это уходит много сил. Надо подготовиться, подобрать компетентных экспертов, собрать вопросы, заранее обсудить темы с психологами. Раньше были люди, которые болели за это дело. Например, очень хорошими помощниками были политолог Георгий Киреев, педиатр Ростислав Ваганов. Первый ушел из жизни, второй уехал из Костомукши… Их сейчас не хватает. Я ищу новых единомышленников. Например, психолог Лилия Иванова, которая участвовала в ток-шоу в первый раз, поняла, что я хочу. То же самое и с Владимиром Дорофеевым. Они уже поварились в этом. Здесь самое главное, чтобы эти люди сами свое назначение поняли.

[pullquote]Если дети проводят досуг на лестницах торгового центра «Адмирал», значит, им неуютно дома.[/pullquote]

– Как вообще вы подбираете экспертов?

– Раньше мы приглашали психологов из центра «Надежда», но теперь помощь населению они не оказывают. Посоветовали пригласить Лилию Иванову из лицея. Молодого психолога Анастасию из терапевтического отделения больницы нам «выделила» заведующая поликлиникой, так как сама прийти не смогла. Елена Шорохова из школы №1 представляла учителей.

А с Владимиром Дорофеевым интересная история произошла. Он мой сосед, председатель Совета дома, работает инженером по охране труда в «Кала я марьяпоят». Я стригусь у его жены, ей и рассказала, что готовлю ток-шоу. Она спросила, не хочу ли я ее мужа пригласить. Оказалось, сосед когда-то закончил религиозный вуз, раньше ходил по школам и беседовал на подобные темы с детьми.

ток-шоу-дети-Лилия-Иванова

Психолог Лилия Иванова

– Ток-шоу длилось несколько часов, хватило ли этого времени?

– Дети долго разогревались, только начали говорить, а время уже закончилось. Эксперты тоже не всё успели. Например, Владимир Дорофеев хотел показать «фокус», но не нашел времени. Суть его в следующем. В четыре стакана наливается вода, вызываются школьники. Они плюют каждый в свой стакан, а потом сливают это в бутылку и предлагают выпить своему сверстнику. Тут аналогия Владимира проста: то же самое происходит и при беспорядочных половых связях. Думаю, этот пример был бы для детей очень показательным.

– Какая из трех затронутых тем самая проблемная в Костомукше?

– «Часто ли вы разговариваете со своим ребенком, а он – с вами?». Вернемся к досугу школьников в «Адмирале». Если дети там находятся, значит, им неуютно дома, а не кружков и секций не хватает. Они нашли таких же, организовали компанию и «обуютились» там. Если бы ребенку хотелось с мамой чем-то поделиться, он бы там не был. Просто-напросто родителям нужно повернуться лицом к своим детям и го-во-рить с ними. Пока не поздно.

Мне бы хотелось, чтобы мои «лидерцы», уехав учиться, у родителей спрашивали, всё ли у них хорошо, а не только просили в трубку: «Мама, пришли денег!» Или, как было на весенних каникулах, когда девочка поехала с мамой в Питер на День открытых дверей в вуз и поставила матери условие: ты мне снимаешь квартиру, а сама живи, где хочешь.

– Есть ли будущее у таких ток-шоу в Костомукше?

– Однозначно. Но мне хотелось бы услышать от школьников нашего города, какие темы им интересны. Если дети на такие шоу будут чаще собираться, то они будут подготовлены к самым откровенным разговорам. Как раньше.

Я имею в виду ток-шоу «Акуна Матата», которое мы проводили в начале двухтысячных. Тогда приходило до тысячи человек, но зал «Дружбы» мог вместить только 600. Остальные оставались на улице. Однажды во Дворце даже вынесли металлические двери, когда темой были неформальные отношения, где говорили о скинхедах, реперах, панках и других субкультурах.

А когда темой была наркота, пришел парень-наркоман. Он встал и сказал: «Я – наркоман». Весь зал притих, а потом зрители начали его поддерживать, мол, тебе можно помочь. На что он ответил: «Ребята, поздно, всё». Несколько минут в зале стояла гробовая тишина. Думаю, для подростков это было шоковой терапией. Вот такими откровенными были наши тогдашние встречи. Подобное могло бы произойти и здесь, если бы мы чаще встречались. Они бы научились говорить.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*

code