«Баба Яга против» — это не метод

О деятельности Народного фронта мы чаще всего узнаем из сообщений о том, как активисты движения в регионах оспаривают правомерность тех или иных государственных закупок различными учреждениями и ведомствами. Действительно, проект ОНФ «За честные закупки» набирает все большие обороты, и это на сегодня, пожалуй, самая заметная, видимая часть работы «фронтовиков». Однако на самом деле у активистов «Народного фронта», в особенности на местах, гораздо больше точек приложения сил, помимо контроля за расходованием бюджетных средств.

Недавно в Москве прошло заседание центрального штаба ОНФ, посвященное как раз работе на уровне муниципалитетов. Среди активистов, приглашенных на это заседание, была и депутат Совета округа, руководитель молодежной организации «ТРИМ» Оксана Шаманская.

ОНФ центральный штаб (7)

– Для меня приглашение на Центральный штаб было полной неожиданностью, – признается Оксана Шаманская. – В заседании участвовали представители всего четырех регионов. Я, как активист регионального отделения, представляла Карелию. Вместе со мной о работе Народного фронта в муниципальных образованиях рассказывали представители из Чувашии, Иркутской и Ростовской областей.

– Зачем центральному штабу приглашать активистов из маленьких городов? Достаточно было бы послушать отчеты представителей региональных отделений…

– Как раз в этом все и дело. Из Москвы не все видно, а центральный штаб хотел из первых уст получить информацию о том, как региональные отделения ОНФ работают с муниципалитетами. Не отмахиваются ли от наших проблем, слышат ли нас.

– И как, слышат?

– За всех не скажу, но в Карелии – да, слышат и помогают. Как раз благодаря тесному взаимодействию нам за неполные два года уже удалось многое сделать. Вспомните, как мы боролись со страховыми компаниями, которые не хотели выписывать полисы ОСАГО таксистам? Отсюда, из Костомукши, мы через Петрозаводск подняли проблему на федеральный уровень, и сегодня она решена. Вплотную занялись вопросом незаконных рубок леса на охраняемых территориях, здесь уже есть подвижки. Есть много, казалось бы, «мелких» достижений: в Пряже решили проблему со школьным автобусом, в Калевале добились того, чтобы детский сад не закрывался на лето… Но это только кажется незначительным: ведь за каждым решенным вопросом – комфорт и безопасность людей, их законные права и интересы.

ОНФ центральный штаб (5)

– Как в других регионах, с чем или за что борются активисты фронта?

– Везде по-разному. Много, как я уже говорила, небольших вопросов. А вот в Иркутской области, к примеру, очень серьезная проблема – «черные лесорубы». Там это просто беда. Были случаи, когда в активистов «Народного фронта» даже стреляли на вырубках.

– А почему «Народный фронт» должен всем этим заниматься? Есть же правоохранительные органы, это их прямая обязанность!

– Мне трудно отвечать за правоохранительные органы, тем более – Иркутской области. Но, думаю, ответить можно так: не всегда и не везде, к сожалению, те, кто отвечает за конкретный участок, делают свою работу добросовестно. По разным причинам. Авторитет «Народного фронта» подкреплен авторитетом руководителя движения, президента России Владимира Владимировича Путина. И поэтому, когда вопрос ставит «Народный фронт», от него уже так просто не отмахнешься. Чиновникам приходится или поднапрячься, или, если не справляются – покинуть свой пост. Практика показывает, что они предпочитают все же поднапрячься.

ОНФ центральный штаб (2)

– Ну вот Вы выступили, рассказали о своей работе, а дальше? Что сейчас главное на повестке дня у карельских и костомукшских «фронтовиков»?

– Есть один очень острый вопрос, именно поэтому я рассказала о проблеме на заседании центрального штаба, чтобы ее взяли на контроль в Москве. Речь идет о том, как жителям Муезерского района добраться до костомукшской больницы, после того как произошло объединение двух муниципальных больниц. В районе – семь крупных отдаленных поселков; про то, какие там дороги, вы и сами знаете. Общественного транспорта нет. При этом ежедневно в костомукшскую больницу обращаются примерно 35 жителей Муезерского района. Мы выяснили, что примерно три четверти приезжают на своих машинах. А остальным приходится тратить на дорогу до Костомукши и обратно… от полутора до шести тысяч рублей. Это ни в какие ворота не лезет.

ОНФ центральный штаб (1)

– И как вы намерены решать эту проблему? Воевать с Минздравом, отменять решение об объединении больниц?

– Воевать не будем. Мы собираемся сейчас тщательно проанализировать ситуацию, разработать свои предложения, а потом уже выйти с ними в Министерство здравоохранения. Уверена, что в данном случае положение хоть и трудное, но не безвыходное. Если захотеть, можно найти варианты, составить «дорожную карту» и в конечном счете решить вопрос. Воевать и критиковать – проще всего, но «баба Яга против» — это не метод, так мало чего добьешься. Сложнее, но гораздо продуктивнее – искать и предлагать пути решения проблем через сотрудничество. Этим мы и намерены заниматься.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*

code