Ваша карта вскрыта!

Уголовное дело по этим фактам ещё не заведено. Вполне возможно, что оно и не будет открыто – во всяком случае, в Костомукше. Потому что те, кто присвоил деньги механика ООО «Цеппелин» Алексея Мозжелина, зарегистрированы совсем в других регионах. Даже, вернее, так: номера их мобильных телефонов, на которые с двух банковских карт нашего земляка было перечислено, в общей сложности, 15 тысяч рублей, «прописаны» не в Карелии. А уголовные дела обычно «привязывают» к территории, где было совершено преступление.

Счёт – на миллиарды

То, что я сейчас скажу, наверняка не понравится банкирам. У меня сложилось стойкое убеждение, что наши электронные счета, на которых большинство россиян сегодня хранят свои кровные, не так уж хорошо защищены. Чем больше я вникала в суть дела, чем больше собирала информации, тем сильнее было это ощущение. Что, кстати, подтверждает и статистика. Не имею данных по прошлому году, но в 2012-м ущерб, нанесённый нашим согражданам киберпреступниками, равнялся двум миллиардам долларов.

Лично меня эта цифра ужаснула. Подавляющую часть соотечественников никак не отнесёшь к хорошо обеспеченным людям. И вот у этих-то бедняков мошенники отняли суммы, сравнимые с тремя годовыми бюджетами Карелии! Если же обратиться к мировой статистике, то она такова: в 2012 году с электронных счетов клиентов банков было незаконно снято двести миллиардов долларов.

Мобильные экспроприации

В число тех, кто стал жертвой подобных «экспроприаций», попал и костомукшанин Алексей Мозжелин. За пять дней, с 8 по 12 июля 2014-го, он лишился двенадцати тысяч рублей, которые четырьмя переводами ушли на чужие телефонные номера «для пополнения баланса». 20 июля Сбербанк (а обе карты Алексея были выпущены этим финансовым учреждением) перечислил ещё 2999 рублей на чей-то мобильник. При этом, судя по ответу, присланному нашему читателю из банка, всё было сделано в соответствии с законом: «Спорные операции проведены на основании SMS-распоряжений. … Таким образом, основания для возврата денежных средств … отсутствуют».

Понятно, что никаких «SMS-распоряжений» Алексей не посылал. Кто действовал от его имени, он не знает. Известно только, что три из пяти номеров, на которые были перечислены деньги, имеют код Самары, а следы двух других ведут в Москву. Полиция, в которую обратился Мозжелин, направила в эти регионы запросы. Сыщики на местах должны установить владельцев телефонов и опросить их.

Впрочем, по одному из номеров, самарскому, костомукшанин сумел дозвониться. Трубку сняла женщина. Голос был заспанный. Когда Алексей начал объяснять ситуацию, разговор прервался. Больше этот номер уже не отвечал…

Заветная дверца

Никто, думается, не будет спорить с тем, что мобильный банк – вещь полезная. Он даёт много возможностей: с его помощью можно оплачивать различные услуги, в том числе коммунальные; пополнять баланс как своего телефона, так и любого другого; совершать переводы, посылая SMS-сообщения. Но главное – он позволяет иметь оперативную информацию о состоянии электронного счёта: сколько денег списано, на каком основании, в чей адрес они ушли, сколько рублей, в свою очередь, поступило, каков на данный момент баланс. Можно контролировать прохождение собственных средств, следить за банковскими операциями.

Но у этой медали есть обратная сторона. Для мошенников, специализирующихся на взламывании пластиковых карт, мобильный банк является чем-то вроде дверцы, через которую они могут проникнуть на особо охраняемую территорию под названием «электронный счёт клиента».

Как это происходит? Вот один из способов. Лишившись «симки» (потерял, украли вместе с телефоном, отдал приятелю попользоваться), многие держатели карт не заморачиваются тем, чтобы отключить услугу «Мобильный банк». А операторы сотовых компаний, видя, что номер долгое время не активен, продают его другому человеку. И тот вдруг начинает получать из банка сообщения о переводах на карту и остатке средств. Перед таким искусом не всякий может устоять. Тем более что снять чужие дензнаки довольно просто: нужно лишь отправить в банк SMS-сообщение со словом «перевод», телефонным номером получателя и суммой. В ответ придёт код подтверждения. Его следует «подтвердить», т.е. послать назад в банк. И – вуаля! – деньги списаны.

Что же ты, «симка», наделала!

кибр-сберТакого рода кражу совсем недавно раскрыли в Петрозаводске. Всё произошло точь-в-точь по описанному мной сценарию. Житель столицы Карелии потерял «симку», об отключении опции «Мобильный банк» как-то не подумал, а спустя некоторое время заметил, что с карты стали исчезать деньги. Обратился с претензией в Сбербанк. Там заявили, что переводы делались на основании его распоряжений, и посоветовали пойти в полицию. Правоохранительные органы быстро установили «экспроприатора». В этой роли выступила молодая жительница посёлка Лоухи, на имя которой и был зарегистрирован «потеряшка». Девушка во всём созналась. По факту завладения чужими средствами возбуждено уголовное дело.

Но петрозаводчанину, можно сказать, повезло – в том смысле, что удалось быстро установить виновницу кражи. Киберпреступления, как пояснили мне в полиции Костомукши, обычно расследуются крайне сложно. В нашем городе такие случаи вообще большая редкость. В основном же люди сами переводят мошенникам деньги. Абсолютно добровольно.

Схем незаконного отъёма рублей у доверчивых граждан — великое множество. Один из наиболее распространённых приёмов — SMS-сообщение о том, что карта заблокирована. Чтобы решить проблему, надо как можно скорее позвонить в банк по указанному  номеру. Когда перепуганный человек делает это, ему вежливо предлагают сверить номер карты и ПИН-код (это, дескать, необходимо для разблокировки). А потом, как и следовало ожидать, обнуляют счёт.

В банках не устают повторять, что они такими рассылками не занимаются. Что человек не должен никому сообщать номер карты, а тем более – ПИН-код. Что если возникают какие-то нештатные ситуации, то надо звонить только по «правильному» номеру  — по тому, что указан на самой карте. Но люди упорно продолжают наступать на одни и те же грабли, добросовестно выполняя программу, заданную преступниками.

Ни дня без перевода

Впрочем, к Алексею Мозжелину сказанное не относится. «Симку» он не терял, телефон нигде не оставлял, на сайты сомнительного свойства не заходил. Тем не менее, денег — лишился. Как отреагировал на его претензии Сбербанк, мы рассказали вначале.

В этой истории удивляет многое. Если телефон был всё время на руках у держателя карт, то с какого аппарата приходили SMS-сообщения, идентифицированные сотрудниками банка как распоряжения Мозжелина? Насколько я понимаю, система автоматически определяет номер, с которого поступают указания о переводе денег. Коды подтверждения – это дополнительная подстраховка. С кем переписывались операторы, если их клиент знать не знал об этих транзакциях?

А ведь банк, выпустивший карту и обслуживающий привязанный к ней счёт, должен осуществлять расширенные проверки на легальность финансовой операции. При малейшем подозрении на мошенничество он обязан отказать в её проведении. Однако сотрудников, призванных, по идее, блюсти интересы своих клиентов, почему-то не насторожило то, что практически пять дней подряд владелец карт давал распоряжения о переводе одинаковых сумм на совершенно разные номера телефонов. Или они расценили это как широкий жест «богатенького Буратино»?

Глухая оборона

Возможно, если бы мне удалось встретиться с руководителем костомукшского отделения Сбербанка и получить ответы на свои вопросы, недоумений было бы меньше. Однако глава финансового учреждения предпочла занять глухую оборону. А хотелось-то мне всего ничего — узнать, какие меры предпринимает банк для сохранения доверенных ему средств, какие гарантии даёт он своим клиентам (одним из которых, кстати, являюсь и я). В ответ же постоянно, как рефрен, звучало: «Это конфиденциальная информация, мы не имеем права разглашать её». Все попытки пробиться сквозь эту стену ни к чему не привели. В конце концов, управляющая заявила, что у неё начинается совещание и она больше не может со мной разговаривать.

«Наверное, будут обсуждать, как улучшить обслуживание клиентов», — не без ехидства подумала я, кладя раскалившуюся от словесного пинг-понга трубку.

 

В ТЕМУ

кибер 2Интернет пестрит рассказами о подобной реакции Сбербанка на претензии своих клиентов. Людей возмущает, что с ними обращаются по принципу «Сам дурак». Вместо возврата неправомерно списанных денег звучат заявления о том, что сами, мол, подключили услугу «Мобильный банк», вот теперь сами и расплачивайтесь.

Но не всё так безнадёжно. В начале нынешнего года вступили в силу отдельные положения закона о национальной платёжной системе. В этих документах чёрным по белому написано, что банки несут прямую ответственность за несанкционированное списание средств с электронных счетов граждан. Доказывать, что в этом виноват держатель карты, теперь придётся банку, и если он не сумеет представить убедительные доводы, то будет обязан возместить убытки.

И ещё один немаловажный момент. Банк должен информировать своих клиентов о всех проводимых транзакциях. Если по какой-то причине он это не сделал, то обязан (причём в безоговорочном порядке, без проведения расследования) возвратить похищенные с карты средства.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*

code