Министр уехал – проблемы остались

, Город

На минувшей неделе к нам приезжал министр здравоохранения Карелии Ерванд Хидишян. Встречался с коллективом больницы, и даже с населением. Точнее говоря, с теми, кто пришел – в основном, это были люди преклонного возраста.

Гость задержался на полчаса, и пенсионеры начали горячо обсуждать все свои беды без него. Было ощущение, что когда он появится, случится скандал. Но Ерванд Арутюнович – боец опытный: сразу взял инициативу в свои руки. От неприятных вопросов не увиливал, но и перебивать себя не позволял.

Начали с больной темы – как попасть на прием к узким специалистам.

– Люди вынуждены занимать очередь с утра, чтобы быть в первых рядах и попасть на прием, – жалуется пенсионерка. Они стоят там бедные, вирусы глотают, а у них перед носом все талоны забирает одна женщина. Люди ей платят деньги за это. Вот ее визитка, – и женщина протягивает министру рекламу альтернативной социальной службы «Lintu».

DSC_0067

 

– Я понимаю ваше возмущение, – отвечает Ерванд Хидишан, – но насколько я знаю, прокуратура проводила проверку и признала все законным. «Lintu» заключает договор с гражданином, берет доверенность у него, копию полиса, паспорта, и с этими документами идет в поликлинику. Мы живем в рамках правового государства, и, если прокуратура не нашла нарушений, то, наверное, их нет.

Что касается дефицита кадров, то за последние пять лет было принято 48 специалистов. А это была непростая задача – заманить их в Костомукшу.

Но боюсь, что проблема не только в отсутствии врачей, но и в их доступности. Пациентам нужно активнее использовать электронную запись: всего 15 процентов больных попадают на прием через Интернет, а должно быть не меньше 50 процентов.

Из зала тут же звучат возражения: «Не все умеют Интернетом пользоваться!» «И номерков практически никогда нет».

 DSC_0081

 

На УЗИ люди стоят в очередь от 6 месяцев до двух лет. В то же время платно можно хоть завтра сделать. Я сама с онкологией обследовалась 3 месяца, половину исследований делала платно. А если бы я ждала своей очереди, я бы уже здесь не сидела, – признается одна из дам.

– По поводу УЗИ, – берет слово главный врач больницы Евгений Шубин. – У нас в год выполняется 17 тысяч исследований. Да, действительно, нам не хватает аппарата и специалиста УЗИ, но сроки ожидания два года – для меня это нонсенс. По поводу платных услуг – они проводятся в нерабочее время врача.

– В рабочее время! – возмущенно кричат люди.

DSC_0074 – Поступают жалобы от граждан, что нет лекарств, которые должны выдаваться бесплатно, – обращается к министру депутат горсовета Елена Соболева. Горожане начинают с места выкрикивать наименования отсутствующих препаратов.

Вопрос один из самых злободневных, Ерванд Хидишян отвечал на него подробно и долго. В начале года в казначействе внедрялись новые компьютерные программы. Программы подвисали, и это вызвало задержку в закупках на 3-4 недели.

Есть и другие причины: нехватка финансирования и несовершенство закона о закупках. Льготники ведь вправе выбирать между денежной компенсацией и бесплатными лекарствами. Те из них, кто, выбрал бесплатное лекарственное обеспечение, нуждается в дорогих препаратах. Цена их порой превышает 100 тысяч рублей, соответственно, денег на всех не хватает.

Другой момент – пациент привык лечиться одним препаратом, а в наличии порой аналог. Ведь закон о закупках не позволяет Минздраву приобретать препараты только определенных фирм.

– А почему больным сахарным диабетом не выдают тест-полоски?

– Это все связано с экономией средств. Они не исключены полностью, дети получают.

– У нас даже дети не получают! – возмущается депутат горсовета Татьяна Андруша.

– Мы говорили уже с новым руководителем республики и с Минфином. Пока не могу ничего обещать, – честно и грустно отвечает министр.

Расслабиться гостю не дают и тут же засыпают другими вопросами.

 

DSC_0101

 

– У нас есть аппарат МРТ, почему не делают здесь исследование, а отправляют за деньги в Петрозаводск?

– Не путайте, в больнице есть СКТ, а не МРТ. Но я хочу, чтобы вы понимали: МРТ, СКТ – красивые слова. Нет в медицине ни одного аппарата, который делает 100-процентную диагностику.

В республиканской больнице при наличии показаний выполняют МРТ бесплатно: каждому району выделяются квоты на это обследование, в том числе Костомукше.

 – Младшему ребенку не могли сделать прививку от полиомиелита четыре месяца: не было вакцины.

Ерванд Хидишян1– Это был июнь—сентябрь этого года, наверное. Объективная задержка произошла: не состоялись торги, и мы не закупили вовремя вакцину.

– Какой нужно иметь букет болячек, чтобы получить инвалидность? У меня, например, гипертония десять лет, сахарный диабет, астма…

– Тут дело в чем – раньше для получения инвалидности важен был диагноз, а с 2012 года действует новый приказ, и теперь главный признак – это потеря функций. К примеру, есть врожденный дефект – отсутствует конечность. Через год человеку поставили протез, и уже считается, что ограничения функции нет.

Я вам больше скажу, в прошлом году я посоветовал одному гражданину подать в суд на фонд социального страхования, чтобы вернуть льготу, а не платить из своего кармана 52 тысячи за лекарство. У него улучшение состояния только при приеме этого препарата, а ему сняли инвалидность.

– Как вы будете решать вопрос с талонами к узким специалистам? Нужно сделать как в банке – электронную очередь, – добавляет кто-то с места.

– Пробовали в Петрозаводске – не помогает. Нужно минимизировать количество времени, которое люди проводят в очередях в поликлинике. Будем думать как. Возможно, в Костомукше будет реализован пилотный проект по реорганизации поликлиники.

–  Дневной стационар переносят в больницу – туда же не ходит транспорт…

– Уже обсуждали сегодня эту ситуацию с главным врачом. Мы берем паузу – там надо почесать затылок. Пока решение окончательно не принято.

DSC_0056

 

Встреча продлилась почти два часа. И вроде бы Ерванд Хидишян ответил каждому: где-то подводят законы, где-то – отсутствие денег. Но министр уехал, а проблемы остались. И печально, что многие из них – покупка еще одного аппарата УЗИ, другого оборудования для больницы, лекарств для льготников – упираются в дефицит средств республиканского бюджета. Силами одной только больницы и местной власти их точно не решить.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*

code