А в пятницу никаких мероприятий: баня!

, Личность

Ольга Ватлина считает, что педагогика – это ее призвание. Практику после вуза она проходила в первой школе, планировала там же работать после учебы. Но, как оказалось, на тот момент молодые учителя по её специализации «Учитель технологии и предпринимательства» не были востребованы не только в этой школе, но и в Костомукше вообще. Везде нужен опыт работы, а где его взять выпускнику? И пришлось нашей героине отправиться «за наукой» в поселок Луусалми. Ольга приехала в поселок работать… директором школы! Она рассказала нам о том, как дался ей пресловутый «опыт работы», что ожидало молодого специалиста в карельской глубинке и чем отличаются деревенские дети от городских.

 

Из огня да в полымя

Пока что Ольга не реабилитировалась, не пришла в себя после сурового деревенского быта. Имея свою благоустроенную квартиру в Костомукше, она жила в доме в посёлке, в котором нет никаких благ цивилизации. Сейчас она испытывает массу положительных эмоций от них, наслаждается: «До сих пор просыпаюсь и не верю, что не нужно куда-то бежать или ехать».

 

луусалми дом

В этот дом приехала жить молодая учительница

 

После школы она пять лет училась в университете, постоянно моталась домой, а затем пять лет ездила по делам школы, потому, что невозможно решить все вопросы на месте. Например, ремонт компьютеров; даже продукты для школы, тот же хлеб, приходилось возить из Костомукши.

 

Луусалми картаСПРАВКА

Поселок Луусалми входит в состав Калевальского национального района и находится на берегу Луусалмского пролива, между двумя озерами – Средним Куйто и Нижним Куйто. Ближайший населенный пункт – поселок Калевала, до него 32 километра по воде или 175 километров по автодороге. Ближайшая железнодорожная станция -  поселок Боровой – в 103 километрах. Расстояние до Костомукши – 95 километров.

 

– Вначале было очень тяжело. Сейчас вспоминаешь разные моменты, какие были случаи, с улыбкой, а тогда казалось всё, трагедия! – рассказывает Ольга Ватлина. – Мне было всего лишь 22 года, когда я приехала в Луусалми.

Чтобы комфортно было работать, молодой девушке пришлось собирать для себя коллектив:

– Когда я пришла, коллектив школы был разобщен, мне было тяжело, я понимала, что придется все делать самой. Первые полгода я, как книжный червь, сидела за документацией, изучала все. Конечно, я бы не отказалась от помощи в этот момент. Но через полгода я точно понимала, на кого могу понадеяться, а на кого нет. Стала обращаться за помощью. Пришлось привлекать учителей со стороны: из Сибири, с Украины приехали учителя, и я рада, что они остались работать в Луусалми.

Коллектив учителей в луусалмской школе небольшой, 10 педагогов и директор. Из них два воспитателя, остальные учителя. Школа малокомплектная, всего пять классов-комплектов, в начальном звене учатся вместе первый и третий классы, а также второй и четвёртый. На уроки «необязательные», например, физкультура, изобразительное искусство, технология, дети могут приходить по три класса вместе:

– Я преподавала изобразительное искусство, в течение 45 минут нужно было дать три разных программы, подойти и объяснить, показать, – рассказывает молодой педагог.

 

olga-vatlina-12

 

Еще одна сложность, с которой пришлась столкнуться Ольге – компьютерная неграмотность учителей старшего возраста. И обучали их, на курсы отправляли – не помогает, несмотря на то, что новые законы просто обязывают педагогов владеть компьютером на уровне пользователя. Именно поэтому молодые учителя должны вливаться в каждый коллектив школы.

– Я очень благодарна всем, кто делился со мной опытом, в том же общении с детьми – они их знали лучше, некоторые учили еще родителей этих детей. Это, конечно, другой уровень отношений.

 

Суровый быт

– Бывали всякие ситуации, – рассказывает Ольга. – Приходишь домой с работы, хочется попить-поесть, а вода замёрзла в бидоне!

Учителя из местных отпрашивались, или окно у них между занятиями, или дети – мужья им воду заносили в дом, а бидон молодой учительницы так и оставался стоять на улице. Часто в посёлке не было света, для нее это было дико – приходилось готовить на печке. Иногда света не было более суток, в такие дни занятия приходилось отменять, так как отопление в школе зависит от электричества. А без отопления никто детей в школе держать не станет. Если же на улице не холодно, то приходилось в световую часть дня проводить сокращённые уроки. Дошкольную группу, которая тоже находится в школе, конечно же, распускали по домам. Местные жители уже привыкли к таким превратностям судьбы – почти у всех есть генераторы.

Зимой, когда были заметены дороги, на совещания в Калевалу приходилось ездить на «Буране». Однажды был забавный случай: Иван Мартинкиян, глава поселения, усадил Ольгу в сани снегохода. На льду озера образовалась трещина и в момент удара о трещину сани отцепились от «Бурана» и обогнали его!

А в один год на озере был очень толстый лёд – почти 70 сантиметров – и МЧС разрешало ездить по нему на машинах. Тут нужно уточнить, что дорога по озеру до Калевалы гораздо короче, чем дорога по суше. Летом в райцентр можно отправиться на лодке, а зимой – на мотосанях или, как в тот год, на машине.

Первое, что Ольга Ватлина сделала в отпуске на новом месте работы – сдала экзамены на право управления автомобилем и сразу купила машину, чтобы ни от кого не зависеть и самостоятельно добираться из Луусалми и обратно. Коллеги шутили, что следующим приобретением должен стать снегоход, но, к счастью, до этого не дошло.  Ольге было не до смеха: управление снегоходом – довольно сложное дело. Местные знают озеро как свои пять пальцев, каждую заводь, отмель, гряду, где тонкий лёд и течения. Знают, куда можно ехать, а куда соваться нельзя, а ведь без знания дела и до беды недалеко.

 

Не за длинным рублем

ватлинаЯ грешным делом подумала, что Ольга поехала в деревню за «длинным рублём». Помнится, была такая программа, молодым учителям давали миллион рублей от правительства. Но, как оказалось, это программа работала всего один год – в 2010-м её объявили, тогда же она и закончилась. Когда разговоры о миллионе стали слишком назойливыми, Ольга обратилась в прокуратуру, ей пришел ответ: программа закрыта, получили заветный миллион 17 человек. Так же, как в год медицинского работника была объявлена программа по переселению молодых специалистов в сельскую местность, год закончился, а вместе с ним программа.

Когда Ольга отработала первый год, одна получила грант от главы республики Худилайнена – 20 тысяч. А еще можно было участвовать в программе строительства жилья, для этого нужно было иметь 30 процентов своих денежных средств на стройку.

– Но я изначально приехала в Луусалми за опытом, а не за деньгами, и оставаться надолго жить в поселке я не собиралась, – делится бывший директор. – Пятилетний опыт работы и жизни в деревне для меня не прошел даром. Это и огромный жизненный багаж, профессиональный опыт. Я узнала, что такое школа. Сначала думала, что отработаю год. После поняла, что ещё не всему научилась. А потом не смогла оставить детей. Последняя стадия – я поняла, что если не уеду сейчас, то не уеду отсюда никогда…

 

Совсем другие дети

Если говорить о достатке людей в Луусалми, то это понятие очень относительное. Практически в каждой семье, например, есть лодка с мотором и снегоход. Но это – необходимость. Общественного транспорта там нет, автобус в Луусалми не ходит. А до Калевалы и до Костомукши ой как далеко. Большинство жителей стараются трудоустроиться в Костомукше, так как в Луусалми работы мало: тут всего три магазина, администрация, почта, школа и компания «Карелиян Вуд Кампани».  Летом все работают на сборе дикорастущих ягод и грибов. На ягодах люди неплохо зарабатывают и откладывают на жизнь. В лесу, в том числе работают и дети.

 

 

После девятого класса ребят стараются отправить поступать либо в общеобразовательную школу в 10-й класс, либо в колледж в Костомукшу. У кого есть возможность, приобретают в городе жильё, или же ребенок селится в общежитии при училище.

– Деревенские дети не избалованы, – рассказывает Ольга Ватлина. – Сейчас, когда я работаю в Костомукше, я, конечно, вижу, что дети очень сильно отличаются. Во-первых, там нет интернета такого качества как здесь. Например, с телефона нет возможности посидеть в том же ВКонтакте. На всю деревню – одна вышка «Мегафона» со скоростью интернета, не позволяющей скачивать музыку или смотреть видео. Телевидения также как такового нет: только у тех, кто установил спутниковые тарелки. Я, например, за пять лет так и не обзавелась телевизором.

В целях профилактики в Луусалми часто приезжали инспекторы по делам несовершеннолетних, специалисты из центра психологической помощи «Ауринко». Когда с детьми проводили беседы о наркотиках, о токсикомании, дети смотрели на взрослых круглыми глазами. Потому что они понятия не имеют о таких вещах, в интернете они этого увидеть не могут, и круг общения небольшой. А инспекторы и психологи проводить такие беседы должны, тем более что все равно об этом пишут газеты, которые, кстати говоря, деревенские жители активно читают, они востребованы.

 

 

За пять лет работы у молодого специалиста произошло только два неприятных случая, но это были ребята из неблагополучных семей. Тем не менее, они тоже адаптировались и влились в дружный коллектив школы.

В Луусалми школа и детский сад находятся в одном помещении. Ребята, которые перешли в школьное звено, всегда приходят и помогают малышам – одеться, обуться и т.д. Дети там добрее, что ли. Ни о какой агрессии в отношении учителя или других учеников даже речи не идет. Уважают старших, помогают малышам.

 

Медалисты из Луусалми

olga-vatlina-4Все родители – и мамы, и папы – обязательно посещали школу и интересовались успеваемостью ребёнка. Номер телефона директора школы для всех был доступен, в поселке ее принимали очень хорошо. Когда Ольга Николаевна уезжала в Костомукшу, многие сожалели об этом.

У молодого директора было пять выпусков, эти дети учатся или учились здесь, в Костомукше, и оканчивали школу с медалями. Этот парадокс меня удивил – почему деревенские дети учатся лучше городских? Ольга считает, что никакой это не парадокс, а в общем то, закономерность:

– В школе классы маленькие. Например, в этом году у нас один девятиклассник. В прошлом году у нас был выпуск два человека. То есть в классе всего два человека, если они получили задание, его надо приготовить. Учитель мимо не пройдет, к доске придется идти в любом случае. Плюс для них проводятся консультации, на которых дети присутствуют обязательно. Это практически индивидуальный подход.

Конечно, выпускники боятся, думают, что не потянут учёбу в городе, но практика показывает, что дети приходят в городскую школу с хорошими знаниями. Если у них в аттестате за девятый класс стояли тройки, то здесь это крепкие хорошисты. За пять лет, которые Ольга Ватлина директорствовала в луусалмской школе, все дети справились с государственной итоговой аттестацией:

– У нас прекрасные учителя, у многих богатый преподавательский опыт и стаж работы более 30 лет. Они так готовили ребят, что дети сдавали экзамены (ГИА) на пятёрки. И они подтверждают свои знания, когда приезжают учиться в школы города. Дети подходят к выбору экзаменов осознанно. Если понимают, что родители не потянут учёбу в школе, то готовятся к поступлению в учебные заведения Петрозаводска. Самое главное, что деревенские дети не боятся трудиться, здесь у каждого с детства есть свои обязанности.

 

 

– Например, я прошу их прийти в школу на какое-то мероприятие, тут действует негласное правило: по пятницам здесь ничего не проводится. Почему? Потому что в пятницу у всех баня! Дети говорят: «Ольга Николаевна, у нас баня! Нужно баню топить, воду носить!» Вот так-то!

Сейчас Ольга работает в Центре внешкольной работы педагогом-организатором летнего отдыха. Пока она только привыкает к тому, что у нее есть определенный список обязанностей, и выполнять нужно только их. После того, как она работала и за директора, и за завхоза, и за экспедитора, перестроиться немного сложно.

Использованы фото из личного архива Ольги Ватлиной

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*

code