Не молчите на родном

, KOTIMUA, Общество

Научный сотрудник Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Андриан Влахов более десяти лет исследует Костомукшу. Этим летом он со студентами вновь побывал в городе горняков. В ходе большой экспедиции группа, в частности, выясняла, с каким успехом в Карелии сохраняется культура и язык коренного народа. Андриан Викторович поделился выводами с «64 параллелью» и рассказал, при каком условии сохранение карельского языка возможно.

Андриан Влахов со студентами НИУ ВШЭ и сотрудниками лаборатории социогуманитарных исследований Севера и Арктики изучают регионы, где проживают коренные народы российского Севера. За несколько лет исследователи  объездили всю республику, Костомукша стала одним из последних посещенных населенных пунктов Карелии. «64 параллель» не могла не расспросить руководителя группы о выводах, сделанных из поездки.

Юшкозеро

Юшкозеро

Жив или мертв?

– Карельский язык нужно срочно спасать, потому что он, как мы говорим в науке, находится в состоянии функциональной смерти, – такой вердикт вынес Андриан Викторович. – Это ситуация, когда у языка ещё остаются живые носители, но новым поколениям он уже не передается.

Мы возразили, что в лицее дети изучают карельский на уроках, периодически издаются новые книги и словари, вспомнили и о двуязычной навигации в Калевале, и о СМИ на карельском. Но, по словам научного сотрудника, этого недостаточно: передача внутри семьи – самое главное условие для сохранения любого языка.

– Уроки карельского – это хорошо, но если ребенок выходит с такого урока и всё остальное время – в школе, дома – говорит по-русски, он не будет носителем карельского. Для него этот язык останется неродным, даже если это язык его предков. Молодое поколение должно учить язык в семье, а этого в Карелии – как и во многих других регионах мира – уже практически не встречается.

В лаборатории социогуманитарных исследований Севера и Арктики  считают, что изначальной причиной тому стали гонения в советское время, когда карельский был под запретом. Многие пожилые жители республики рассказывают: в школах за использование родной речи наказывали, можно было даже получить линейкой по пальцам. В результате в 60-70 годы родилось так называемое «пропущенное поколение» коренных жителей Карелии – поколение, не выучившее язык в семье.

– На карельском языке запрещалось говорить во всех публичных местах: об этом нам рассказывают в каждой семье, где мы беседуем с людьми. Именно в те времена  языку был нанесен основной урон.

Сейчас говорить на карельском не возбраняется, только вот поводов почти нет, да и носителей осталось совсем немного. Кроме того, до сих пор во многих странах, в том числе в России, существует стереотип, что коренные языки – отсталые, что это языки деревни, бабушек и дедушек.

– Этот стереотип губителен, но очень силён, и его нужно преодолевать в первую очередь. Ведь он мешает народам осознать себя, присмотреться и понять, насколько замечательное наследие оставили их предки! – считает научный сотрудник.

Табличка в Войнице

Табличка в Войнице

В утешение Андриан Викторович рассказал о случаях, когда угасание языка и культуры смогли повернуть вспять. Это удалось  коренным народам США, маори в Новой Зеландии, некоторым коренным народам Британских островов.

– Там появился огромный общественный интерес к корням, культуре, предкам… Таких примеров пока не очень много, но это не значит, что не надо стараться, – считает научный сотрудник.

Есть и в России места, где язык коренного населения используется наравне с русским или даже чаще. Так, в некоторых районах Республики Коми, по словам исследователей, любой прохожий в первую очередь заговорит с вами на местном языке и лишь потом перейдёт на русский.

Есть и другие сильные факторы, на которые можно опереться. Во-первых, ещё есть относительно молодые, около тридцати лет, носители карельского. Во-вторых, весьма активно сообщество карелов, трудящееся над сохранением родной речи.

– Пока есть носители, язык не умер. А пока он не умер, его можно спасти. Кое-что для этого делается. Так, в Ведлозере есть языковое гнездо под руководством Натальи Антоновой. Там дети погружаются в языковую среду, общаются с носителями… Но для успеха нужна комплексная работа, в которой должно участвовать как можно больше представителей народа. Также в сохранении языка должна быть заинтересована широкая общественность, региональные и государственные власти. Понятно, что с точки зрения управления удобнее, когда все одинаковые. Но ведь в разнообразии – сила и красота человеческой цивилизации! – уверен исследователь.

Удивительная Карелия: увидеть и успеть услышать

Более оптимистичные выводы группа делает о карельской культуре. Исследователи отметили, что она чувствует себя хорошо не только в деревнях, но и в городской среде. Даже в Костомукше, где большинство жителей – приезжие из разных уголков России и не только, местная культура сильна: работают этнографические коллективы, во многих местах можно увидеть карельское оформление, познакомиться с историей и фольклором коренного народа, попробовать карельскую кухню…

– В последнее десятилетие можно наблюдать дестигматизацию карельской культуры, она снова становится интересной, модной, – отмечает преподаватель. – Растет и интерес к республике со стороны туристов. Раньше в Карелию приезжали в основном ради походов и рыбалки, теперь путешествия в ваш край редко обходятся без посещения какой-нибудь традиционной деревни. Сейчас уже сложно представить, что несколько десятков лет карелов дразнили за то, что они карелы. И местные, и путешественники относятся с уважением к коренному населению и его традициям. Да и сами карелы тоже осознают, насколько замечательная у них культура.

Кстати, такая дистанция между положением культуры и языка – большая редкость. Обычно они либо вместе процветают, подкрепляя друг друга, либо вместе постепенно исчезают. «Нет культуры без языка, а языка без культуры» – такое правило юные этнографы усваивают на первом курсе. Но Карелия – одно из исключений. Впрочем, это не единственный повод для удивления.

Студенты обошли множество карельских семей в разных деревнях. Стучались в двери к незнакомым людям, расспрашивали, изучали предметы быта и фотографии. Группу покорила открытость и гостеприимство коренного населения. Отказов от бесед почти не было.

– Эта готовность делиться своим наследием всегда вызывает восторг у студентов.  Мы просто сваливаемся людям на голову, и они с нами общаются по три-пять часов! – отмечает  Андриан Влахов.

По словам руководителя экспедиции, из края лесов и озер студенты всегда увозят самые яркие впечатления. Каждая встреча с носителем местного языка вызывает радость и восторг. Андриан же из года в год спешит отвезти юных исследователей в Карелию, ведь такие встречи случаются все реже.


Кстати

Андриан Влахов опубликовал препринт (предварительный вариант) статьи по итогам последней экспедиции в Карелию. Полная версия появится в течение нескольких месяцев

Фото: лаборатория социогуманитарных исследований Севера и Арктики

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*

code