ЗАБЕГ В ЧЕСТЬ 400-ЛЕТИЯ ВОКНАВОЛОКА

Рунопевческая деревня Вокнаволок 1 августа отметила 400-летие. Праздник в честь юбилея Вокнаволока в этом году прошел не совсем обычно, в качестве «авансцены» важного события задействовали Кёуняс-порог. В июле старую тропу до порога отреставрировали по инициативе участников Общества карельской культуры «Viena» и благодаря добровольцам из Вокнаволока и Костомукши. Вдоль тропы появились информационные щиты, призывающие к бережному отношению к природе. Тропа стала подарком для деревни к юбилею, и от Вокнаволока до Кёуняс-порога решили провести семикилометровый забег, позволяющий каждому участнику почувствовать себя коробейником, спешащим по делам.

В самом забеге приняли участие 10 человек. На финише у порога бегунов ждали нарядные карельские женщины с сувенирами и традиционными угощениями. Собравшиеся записали видеопоздравление для Вокнаволока, в конце которого хором сказали по-карельски: «Hyvyä šynnyntäpäivyä, Vuokkiniemi!». А ещё все пели, танцевали, рассказывали веселые истории и слушали шум Кёуняса.

 

 

 

Преподаватель карельского языка, этнограф и участница Общества «Viena» Валентина Дмитриева провела экскурсию для участников праздника, рассказала любопытные факты о пороге и бывшей деревне Чена, где жили ее родители, о рунопевцах Кеттуненых.

А чтобы наши читатели тоже смогли окунуться в карельский мир, о котором поведала Валентина Архиповна, приводим ее авторский текст.

Кёуняс-порог (Köynäškoški) – часть древнего водного пути коробейников

Кёуняс в переводе с саамского языка означает «крутой, пенистый водопад».  Порог соединяет два озера: верхнее    Köynäšjärvi и нижнее -  Lammašjärvi.  Воды Köynäšjärvi стремительно несутся вниз по скалам, волны разбиваются о камни и с высоты двух с половиной метров с шумом и ревом падают вниз в Lammasjärvi. Дальше по рекам Кююреля и Сельвана они бегут в озеро Куйто.  Вот как описывает Кёуняс-порог П. Пертту в своей книге «След лодки Вяйнямейнена»: «Порог Кейняс – одно из чудес этого первозданного края».

 

yggos_c5s4m

 

Кёуняс-порог это не только красивый природный объект: он связан с местной культурой и хранит в себе историю рунопевцев Карелии. Кроме того, здесь проходил древний традиционный водный путь коробейников из Беломорской Карелии в Финляндию.  В этом мы можем убедиться, прочитав путевые заметки финского путешественника, фольклориста и собирателя рун Элиаса Лённрота от 1833 года: «Пройдя  от  Кивиярви  около двух  миль,  мы  вышли  на  берег  озера  Кёунясярви.  Здесь  мы  увидели  толпу  народа,  в  которой  одни  причитывали  в  голос,  другие  потихоньку  всхлипывали,  третьи  еще  как-то  выражали  свою  печаль.  Это была  группа  молодых  парней  и  мужчин  из  Вуоккиниеми  в  сопровождении  женщин.  У парней  и  мужчин за  плечами были  мешки  с  товаром.  Они направлялись отсюда  в  Финляндию.  Одни – для  разносной  торговли,  и  кое-кто  из  них  планировал  попасть  на  ярмарку  в  Каяни,  которая  проводилась  каждую  осень,  в  ноябре. Что же  они  везли  в  Финляндию  на  продажу?  Везли продукцию сельского хозяйства, охотничью добычу, особенно  дичь  и  пушнину,  морскую  рыбу,  соль. Более состоятельные коробейники везли дорогой  товар:  ткани:  хлопок,  лен,  шелк,  сукно  и  даже  парчу; туалетные  принадлежности,  мыло,  зеркала, духи,   украшения,  особенно  ценились  бусы  из  морского  жемчуга,  иголки,  нитки,  булавки,  ножницы — всякую  мелочь  для  повседневной  жизни. Назад везли: пушнину,  чай,  кофе,  шведские  вина,  ром,  табак  для  трубок,  письменные  принадлежности,  ножи  и  топоры (хотя  у  нас  была  железная  руда,  но  болотная,  она  мягкая  и  для  изготовления  ножей  и  топоров  не  годилась). Другая часть мужчин отправлялась в поисках  работы «työtä  ruokua  eččimäh». Они нанимались на  фабрики (Миихкали  Перттунен  работал  в  Каяни  на  фабрике  по  выделке  кожи),  на  рудники,  мастерские,  на  вырубку  леса,  сельхоз работы. Предстояла долгая  разлука,  по  крайней  мере  на  целую  зиму,  если  не  насовсем.  Матери оплакивали сыновей, жены -  мужей, девушки -  братьев, а иные может и женихов.  Немало лишений и бед встретят они  в  пути».  Да и сами подумайте, как  тут  не  плакать,  если  все заботы о  хозяйстве,  детях,  стариках с этого момента  ложились  на  плечи  женщин?  Мужчины волоком перетащили  лодки  наверх  и  поплыли  в  сторону  Айонлахти.  Женщины сели в  лодки  и  направились домой,  в  Вуоккиниеми,  и  с  ними  поехал  Лённрот.

Когда-то здесь были мельницы

Силу  падающей с порога воды местные  жители  использовали  уже  в  древние  времена.   В рунах карельского эпоса  «Калевала»  мельница  Сампо,  моловшая  зерно,  соль  и  золото,  упоминается  как  волшебный  объект,  обладающий  магической  силой. Время появления первой  мельницы неизвестно.  Имеются упоминания о мельницах, принадлежащих карельским крестьянам. Здесь на  Кёуняс-пороге в  осеннюю  пору  круглыми  сутками крутились  одновременно  колеса  пяти  мельниц,  перемалывавших  урожай  всех ближайших  деревень.

Про пять мельниц не могу утверждать, может, столько их и было. Но  одна  мельница  точно  была – это  мельница  семьи нашей мамы Елены Семеновны. Называлась она «Škottilantalon» mylly. Мне рассказал об этом Пекка Мякеля, мамин  двоюродный  брат, который  жил в Финляндии. Пекка показал мне картину, на  которой была изображена  мельница на  Кёуняс-пороге.  По словам  Пекки, отец заказал картину художнику в  память о родных местах Вуоккиниеми.

Есть и еще один примечательный факт про здешние мельницы. На них девушки проводили обряд «поднятия лемпи».  Обряд помогает девушкам повысить свою привлекательность, стать интереснее для противоположного пола. Пекка  Пертту описывает поднятие лемпи у девушки в  своей  книге «След  лодки Вяйнямейнена».

Александра Лесонен, фото Общества карельской культуры «Viena»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проверка орфографии на сайте.

Добавить комментарий

*

code